Погода в Москве:

19 окт 23:02Новости / Аналитика К наброску на планы расширения Таможенного союза

К наброску на планы расширения Таможенного союзаК наброску на планы расширения Таможенного союза
40 лет прошло со времён Вьетнамской войны, когда благодаря помощи СССР Вьетнам смог выстоять и победить против военной машины мирового гегемона – США. В России за это время свергли коммунистов, но не смогли избежать колоссальных издержек и распада страны, а с приходом к власти Путина началось преодоление этих издержек и новый подъём. Во Вьетнаме коммунисты остались у власти, но стали активно строить рыночную экономику по китайскому образцу, и Вьетнам стал одной из самых быстроразвивающихся стран Восточной Азии. И вот, две страны снова вспомнили друг о друге – и 40 лет спустя оказалось, что у них есть множество тем для сотрудничества и общих интересов.

Вьетнам даже хочет вступить в ТС. О работе по интеграции в ТС Вьетнама и Индии мы уже писали в одной из предыдущих статей.

В настоящий момент работает российско-вьетнамская межправительственная комиссия по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. На её открытии первый вице-премьер России Игорь Шувалов заявил, что Вьетнам может стать одним из ключевых партнёров России в экономической области. Сейчас торговый оборот между Россией и Вьетнамом составляет всего 4 млрд. долл., но как заявил Шувалов, это никуда не годится, и он должен быть доведён минимум до 15 млрд. долл.

зам. министра экономического развития России Алексей Лихачёв


Как сообщил ИТАР-ТАСС зам. министра экономического развития России Алексей Лихачёв, одним из направлений является реализация крупных инвестиционных проектов. Пока речь идёт о поставках оборудования для вьетнамских электростанций, строительству завода по производству титановой губки и участие «Газпром-нефти» в модернизации вьетнамских нефтеперерабатывающих заводов. Всего было рассмотрено 12 инвестиционных проектов общей стоимостью в 20 млрд. долл. Ранее, в ноябре 2012 года, было подписано соглашение о строительстве во Вьетнаме первой атомной электростанции стоимостью в 10 млрд. долл.

Готовится соглашение о полномасштабной зоне свободной торговли между ТС и Вьетнамом. Шувалов и вьетнамский вице-премьер Хоанг Чунг Хай заявили, что это соглашение будет подписано в 2015 году.

В ноябре этого года президент России Владимир Путин намерен совершить официальный визит во Вьетнам. К этому визиту согласовано и подготовлено 17 договоров, охватывающих самые актуальные области российско-вьетнамского сотрудничества.

Несмотря на достигнутые успехи, раздаются и скептические голоса. Так, например, руководитель Центра политических исследований Института экономики РАН Борис Шмелёв считает, что добиться товарооборота между Россией и Вьетнамом в 15 млрд. долл. будет очень сложно. Предоставим слово Шмелёву:

К наброску на планы расширения Таможенного союза


Вьетнам — это крупное азиатское государство, одно из крупнейших государств в Юго-Восточной Азии, которое бурно развивается. В последние 20 лет Вьетнам сделал огромные скачки в своём развитии. Сотрудничество России и Вьетнама крайне важно, поскольку это ведёт к укреплению позиций России в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в Юго-Восточной Азии. Надо сказать, что Вьетнам в своё время был крупным торговым партнёром Советского Союза, его политическим союзником в этом регионе. СССР оказывал огромную материальную и военно-техническую помощь в борьбе за независимость. У нас есть большие исторические предпосылки для того, чтобы в настоящее время российско-вьетнамские отношения развивались успешно.

Вьетнам сегодня заинтересован в сотрудничестве политическом с Россией в качестве своеобразного противовеса Китаю, который сейчас имеет очень влиятельные и мощные позиции в Юго-Восточной Азии. Поэтому Вьетнам сейчас развивает отношения по всем азимутам. И с Китаем, и с Индией, и с Соединёнными Штатами Америки, и с Россией.

Россия неоднократно заявляла о том, что нужно вывести объём товарооборота на новые рубежи. Но добиться 15 млрд. к 2020 году будет крайне сложно. Дело в том, что у России в целом не так уж и много таких товаров, которые она могла бы поставлять во Вьетнам. Точно так же, как у Вьетнама не так много таких товаров, которые он мог бы поставлять, соответственно, в Россию. Эта задача тем более усложняется экономической ситуацией в России. Мы сегодня видим возрастание процессов стагнации и рецессии. Поэтому я, честно говоря, отношусь достаточно скептически к тому, что объём товарооборота между Россией и Вьетнамом может достичь 15 млрд. долларов. Товарной базы, других возможностей для достижения такого оборота пока не видно. Возможно, что-то появится в будущем, но пока не видно. Мы поставляем во Вьетнам определённое количество современного оружия. Но, тем не менее, это не в состояние закрыть те бреши, которые мы наблюдаем во взаимном товарообороте.

Возможно, Вьетнам приступит к строительству атомной электростанции, возможно, потребуется помощь России в развитии нефтедобычи на прилегающем к территории Вьетнама шельфе. Здесь возникает сразу проблема взаимоотношений между Вьетнамом и Китаем, между Россией и Китаем. И здесь тоже Россия должна действовать аккуратно и сложно. Поэтому с позиции сегодняшнего дня сказать, что есть реальные возможности в достижении таких объёмов товарооборота, затруднительно. Я, честно говоря, таких перспектив не вижу.

Если посмотреть на структуру товарооборота России с её партнерами, то эти объёмы обеспечены в первую очередь за счёт масштабных поставок нефти, газа, энергоресурсов. Во Вьетнам энергоресурсы в больших объёмах мы, наверно, поставлять не будем, и это сразу же лишает нас экспортной базы. Что касается инвестиций, то и Россия могла бы инвестировать деньги в развитие вьетнамской экономики, поскольку деньги у России есть и есть смысл заниматься этим инвестированием. Опираясь на эти инвестиции во Вьетнаме, затем как-то расширять экономическое присутствие во всём этом регионе. Можно было бы во Вьетнаме вкладывать существенные деньги в текстильную промышленность, в производство товаров, что раньше называлось «народного потребления» и поскольку рабочая сила достаточно дешевая, привозить это всё сюда в Россию, на Дальний Восток. Это один вариант. Вкладывать деньги в нефтедобычу в первую очередь — это тоже перспективное направление в сотрудничестве. Надо посмотреть, может быть, и газ будет там найден. Это требует немалых инвестиций, но это всё может окупиться. Хотя надо ещё раз отметить, что нефть и газ Вьетнама находятся на спорных территориях. Россия не может пойти на обострение отношений с Китаем, потому что предупреждения нам уже были.

Что касается возможного вступления Вьетнама в Таможенный союз, то на сегодняшний день это гипотетическая идея, и говорить всерьёз о вступлении Вьетнама в Таможенный союз не приходится. Это, кстати сказать, проблема, которая обсуждалась в отношении Сербии и Новой Зеландии. Теперь речь идёт и о Вьетнаме. Я думаю, что Таможенный союз ещё не состоялся, не установился. С Вьетнамом у нас нет общей границы, у нас есть существенные цивилизационные расхождения. И еще надо учесть то, что экономические системы России и Вьетнама существенно различаются.

Таможенный союз сегодня только становится на ноги. Несмотря на то, что всего-то прошло два года, он отягощен большим количеством проблем, которые нужно решать. Это и интересы Казахстана, и Беларуси. Ещё сюда присоединилась Киргизия, что приведёт к ещё большему возрастанию проблем. И мне думается, что торопиться с принятием Вьетнама в Таможенный союз не следует. Можно найти другие формы тесного экономического сотрудничества, и может быть, потом, в отдалённой перспективе, подтянуть Вьетнам. В настоящее же время каких-то позитивных последствий от подключения Вьетнама к Таможенному союзу и для него и для России не будет.


К наброску на планы расширения Таможенного союза


1. Интересно, в чём эксперт усмотрел несовместимость экономических систем России и Вьетнама? Правящая партия Вьетнама называется коммунистической, но там давно уже нет ничего похожего на советскую систему, а построена рыночная экономика, примерно как в Китае. В Белоруссии ещё более существенно преобладает государственная собственность, но никто не говорит, что экономические системы России и Белоруссии несовместимы.

2. Проблемы интеграции? Но никто и не говорит, что с Вьетнамом должна быть такая же глубокая интеграция, как с Белоруссией и Казахстаном. Надо различать две задачи ТС – возрождение империи примерно в границах бывшего СССР, и создание экономической, валютной и технологической зоны, способной конкурировать с США, Евросоюзом и Китаем. Для этих задач нужен совсем разный состав участников. Для первой – только страны бывшего СССР, с которыми нужна более глубокая степень интеграции с перспективой объединения в одно государство. Для второй – как можно больше участников в любом регионе мира, лишь бы экономическая и технологическая зона была как можно крупнее. Тут и Вьетнама маловато – нужна, как минимум, Индия, которая тоже хочет вступить в ТС. Интерес к вступлению в ТС активно проявляет такая неожиданная для традиционных советских и российских сфер влияния страна, как Новая Зеландия. Неплохие перспективы несёт так же интеграция с латиноамериканским объединением МЕРКОСУР (Бразилия, Аргентина, Парагвай и Венесуэла). Но понятно, что с этими странами не может быть не только единого государства, но даже свободного движения рабочей силы. Иначе во Вьетнаме не останется населения, и из Индии несмотря на разницу в климате уедут десятки миллионов, зато в России индийцев и вьетнамцев станет больше, чем русских. Одна из важнейших ошибок Евросоюза – это попытка придумать одну и ту же степень интеграции, скажем, для Франции и для Греции. Не стоит эту ошибку повторять – в ТС нужны разные уровни интеграции, и для таких стран, как Индия и Вьетнам своя роль в ТС тоже найдётся.

3. В России нет товаров для Вьетнама, а во Вьетнаме для России? Один только пример, но насколько крупный… Если Россия не найдёт дешёвую сборку, то у неё никогда не будет своей электроники. А с Вьетнамом, может, и появится. Благодаря такой кооперации, любое НПО «Версия», которое сейчас развлекает Путина и Медведева неконкурентоспособными отечественными ноутбуками в единичных экземплярах, может стать мировым компьютерным гигантом, вроде «Эппла». Одного этого хватит и на товарооборот больше 15 млрд. долл. и на сферы вложения инвестиций куда больше 20 млрд. Собственно, уже сейчас практически вся информатика и электроника Вьетнама – это сплошной «Яндекс» и НПО «Версия», многократно доминирующие над любыми иностранными компаниями. Так что это направление можно развивать и развивать. И вообще, соединение российских технологий и вьетнамской дешёвой рабочей силы может дать взрывной рост в самых разных отраслях.

4. Стоит не забывать и о военно-стратегическом аспекте. В своё время СССР арендовал у Вьетнама военно-морскую базу Камрань, и за счёт этого имел очень хорошие позиции в Юго-Восточной Азии. Владивосток в качестве базы для океанского флота пригоден довольно мало, потому, что со всех сторон закрыт проливами, контролируемыми Японией. А вот если вернуться в Камрань – это будет совсем другое дело…

Таким образом, скептицизм г-на Шмелёва вряд ли оправдан. ТС имеет шансы на выживание и конкурентоспособность в современном мире только при самой активной экспансии, и ни одной возможностью для этого не стоит пренебрегать.
Просмотров 1845
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментариев: 0

Добавить комментарий

  • Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив