Как санкции Oracle скажутся на нефтегазовой отрасли России

0 191
0
Как санкции Oracle скажутся на нефтегазовой отрасли России

Один из крупнейших мировых производителей программного обеспечения (ПО) - американская корпорация Oracle - с 29 января ужесточил ограничения на поставку своей продукции российским нефтегазовым компаниям и её поддержку. Объявленные компанией меры предприняты во исполнение принятых Минфином США шагов по расширению санкций против России.


В конце октября 2017 года американское министерство обновило свою директиву №4 от 12 сентября 2014 года, описывающую санкции по отношению к различным отраслям российской экономики. Этой директивой предписан запрет на поставки российским компаниям товаров, услуг и технологий, использующихся при глубоководной разведке и добыче углеводородного, разведке и добыче в арктической зоне и при осуществлении добычи газа из месторождений сланцев. Запрет касался всех таких работ, осуществляемых российскими компаниями на российской территории или в российских территориальных водах.


Теперь же американские санкции распространены на все глубоководные, арктические и сланцевые проекты, независимо от территории, где они реализуется. Причем запрет коснется не только самих российских нефтегазовых компаний, но и их "дочек", если российская доля в них составляет 33% и более.


Выполняя новые решения правительства США, Oracle не будет поставлять своё ПО и обслуживать его для попавших в ограничительный перечень проектов "Газпрома", "Роснефти", ЛУКОЙЛа и еще около 280 компаний и предприятий - полностью российских или с российской долей участия. Компания Oracle не только отказывается от новых поставок своего ПО в рамках введенных ограничений, но и не будет продлевать уже заключенные контракты на поставки и поддержку работы своей продукции.


Насколько серьезно эти ограничения могут повлиять на работу российской нефтегазовой отрасли? Ответ такой: прямо сегодня действия Oracle способны серьезно затруднить работу на морских месторождениях и сотрудничество с зарубежными странами в области разведки и добычи углеводородов, а также добычу газа из сланцевого сырья. В перспективе еще одно расширение круга санкций США против России в сфере информационных технологий (ИТ) - например, на всю разведку, добычу и переработку нефти и газа на территории нашей страны - чревато тяжелыми потерями для отрасли.


И тогда эти ограничения станут настоящим оружием в настоящей войне против российской экономики, более эффективным, чем бомбардировки авиацией США и Британии германской территории во время Второй мировой войны, когда западные союзники убили сотни тысяч людей в немецких городах, но не помешали промышленности Третьего рейха достигнуть максимальных уровней выпуска боевой техники в последние два военных года.


Теперь ответим на вопрос, почему эмбарго Oracle сейчас неприятно, а потенциально почти катастрофически опасно для российского нефтегаза.


Специализация Oracle в общем плане - это системы управления базами данных (СУБД) и системы управления ресурсами предприятия (ERP). В нефтегазовой сфере Oracle располагает широким спектром программного обеспечения для поддержки всех этапов производства - разведки и добычи нефти и газа, их транспортировки, переработки, поставок конечным пользователям и розничной продажи. При этом зависимость российской нефтегазовой отрасли от иностранного ПО очень высока. Минпромторг РФ оценивает долю импортного программного обеспечения в нефтегазовой отрасли в 91%. Председатель Союза разработчиков программного обеспечения и информационных технологии ТЭК (СРПО ТЭК)
Борис Харас детализирует эту безотрадную статистику: в области в области переработки нефти и газа импортозависимость составляет 98%, в области добычи - 90-95%, в области транспортировки - 80-85%.


Вклад Oracle в это иностранное засилье точно оценить сложно, однако непосредственная доля ИТ-решений американской компании в общем объеме программных продуктов, используемых российскими газовиками и нефтяниками, составляет не менее 20%. И дело здесь не только в количестве: продукты Oracle играют заметную роль в общем ИТ-ландшафте нефтегаза, поскольку используются для обеспечения работы программного обеспечения крупнейшего отраслевого ИТ-поставщика - немецкой SAP, на которую приходится до 50% всей программной продукции в отрасли. Таким образом, решения Oracle - сами по себе и в совокупности со взаимодействующими системами - удовлетворяют около 70% отраслевой потребности в специализированном программном обеспечении.


Как санкции Oracle скажутся на нефтегазовой отрасли России
Сахалин-1. Фото: www.globallookpress.com


Понятно, что прекращение поставок ПО Oracle способно поставить нефтегазовые компании на грань остановки многих производственных структур. Конечно, такая катастрофа произошла бы не сразу: какое-то время уже поставленные решения Oracle продолжали бы работать, но отказ от поддержки ранее установленных российскими компаниями программных продуктов неизбежно приведет к их деградации, особенно в части взаимодействия с другими ИТ-системами. И тогда использование оставшихся без поддержки продуктов Oracle станет не просто затруднительным, а опасным.


Следовательно, до 70% применяемого нефтегазовыми предприятиями России программного обеспечения станет не поддержкой, а угрозой для производства. Учитывая, что нефтегазовые промыслы, трубопроводы и перерабатывающие заводы - предприятия повышенной опасности, такая ситуация равна их разрушению, так как или придется предприятие останавливать, или продолжать работу с риском техногенной катастрофы и гибели людей и оборудования. А это уже война. Именно с этим неизбежно придется столкнуться, если ограничительные меры Oracle будет вынуждена распространить на всю нефтегазовую отрасль России.


Пока, напомним, Oracle не будет продавать и поддерживать свои продукты на морских глубинных и шельфовых месторождениях, и на предприятиях по добыче и сланцевого газа, принадлежащих российским компаниям и их "дочкам". Это не так страшно с точки зрения объемов продукции, приходящихся на эти виды источников нефти и газа - единицы процентов. Но это сейчас, а в перспективе доля морских месторождений и сланцевых предприятий будет все более расти. Кроме того, именно на долю морских проектов приходится существенный объем сотрудничества российских компаний с зарубежными коллегами, и подрыв этого сотрудничества больно ударит по интересам России на мировом нефтегазовом рынке.


Однако перспектива запрета работы Oracle с российским нефтегазом, особенно в случае расширение масштабов запретов, еще более удручающая, так как не исчерпывается вредом для уже действующих производств. Дело в том, что мировые тенденции развития отрасли связаны с внедрением так называемых "умных месторождений" и "умных заводов", то есть максимально автоматизированных предприятий. На них ИТ-системы будут не только управлять производственными процессами, но и планировать обслуживание оборудования, поставки, отгрузку продукции, причем не только в рамках одного производственного подразделения, но по всей цепочке производственной кооперации.


По оценке отраслевых экспертов, такое развитие отрасли неизбежно, и те страны, которые вовремя не будут готовы к такому развитию событий, проиграют конкурентную борьбу на рынке. И, конечно, в России не удастся создать необходимую для автоматизации нефтегазовой отрасли сложную взаимоувязанную ИТ-инфраструктуру, если в её состав нельзя будет включать от 20 до 70% необходимых программных продуктов.


А что же российские программные продукты? Есть ли среди них такие, которые по своим возможностям способны заменить продукцию Oracle? Отраслевые специалисты полагают, что такие продукты есть, однако это никак не меняет дела. Генеральныи директор ООО "ГридПоинт Даинамикс" Игорь Ефремов, выступая на национальном нефтегазовом форуме весной прошедшего года, сказал, что "существуют россииские программные продукты в области поиска, разведки и разработки месторождении нефти и газа, способные уже сеичас заменить до 70% функциональных потребностеи нефтяных и газовых компании России". Однако доля российского ПО в отрасли не достигает даже 10%.


Как санкции Oracle скажутся на нефтегазовой отрасли России
Фото: www.globallookpress.com


По мнению Ефремова, этому есть несколько причин, главная среди которых - 20-летнее доминирование на российском рынке зарубежных компаний и сложившаяся вследствие этого практика безальтернативных закупок продукции именно у них с помощью разного рода ухищрений, позволяющих обходить нормативные требования по импортозамещению. К этому можно добавить, что 70% функциональных потребностей - это все же нечто не до конца то, что нужно: это как автомобиль, который мог бы ехать вперед, вправо и влево, но не был бы способен тормозить и двигаться назад.


США объявляют экономическую войну России. Каким будет ответ?

Недаром само импортозамещение продвигается ни шатко, ни валко. "В приказах Минпромторга РФ и Минкомсвязи РФ от 2015 года предусмотрено снижение зависимости от иностранного ПО для топливно-энергетического комплекса с 95% в 2015 году до 70% в 2020 году. Уже сегодня можно утверждать, что этот показатель не будет достигнут, более того, при текущих темпах импортозамещения он останется на уровне 2015 года, так как доля отечественного ПО в закупках энергетических компании за последние два года никак не изменилась", - заявил Игорь Ефремов.


Получается, чтобы сегодня не пугаться историй, подобных ограничениям Oracle, следовало начать бороться с зависимостью от зарубежных ИТ-компаний позавчера, то есть лет 15 назад. А если начать эту борьбу сегодня, то эффект будет достигнут в лучшем случае послезавтра. Пока же остается надеяться, что тотальная ИТ-война против России не раньше послезавтра и случится.


Но при этом следует отчетливо понимать, что нынешние ограничения со стороны Oracle - это лишь предупредительный выстрел, и нужно быть готовым к настоящей канонаде, исходя из своих реальных возможностей, сил и средств.


Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...

Добавить комментарий

Последние новости