Пронько: Задача правительства – развивать экономику, а не сидеть на валютной "кубышке"

0 109
0
Пронько: Задача правительства – развивать экономику, а не сидеть на валютной "кубышке"

Программу масштабного переустройства отечественной экономики продвигают помощник президента Андрей Белоусов и глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Категорически против данной инициативы, по нашим источникам, уже выступили нынешний министр финансов Антон Силуанов и глава Центробанка Эльвира Набиуллина. Вокруг проекта, похоже, развернулась самая настоящая война. Причина одна – деньги.


Концептуально никто президенту в глаза не скажет, что нет нужды в развитии страны и ее инфраструктуры. Однако министр финансов Антон Силуанов выступает против госфинансирования и увеличения госдолга, потому что, как он считает, всё разворуют. Такая банальная позиция "главного бухгалтера" страны: лучше ничего не делать, не финансировать и не развивать, зато деньги будут целей. В позиции Силуанова изначально заложена ущербность. Он не прокурор, не чиновник ФНС, не сотрудник МВД, он – "главный бухгалтер", который, получается, знает, что "осваивают", но ничего, кроме тотального "НЕТ!", предложить не может.


Естественно, существует вопрос, насколько эффективны будут эти расходы, и не окажется ли прав министр Силуанов, опасающийся "освоения" бюджетных средств. Об этом в программе "Пронько. Экономика" рассуждал главный научный сотрудник Института Экономики РАН Олег Сухарев.


Олег Сухарев: Вообще термин "разворуют" - это прерогатива Чайки, Колокольцева и Бортникова, но никак не Силуанова. Министр финансов, на мой взгляд, должен решать задачу финансирования развития. Второй момент: если бы мне сказали, что у нас министр финансов вместе со своими модельщиками в министерстве ищет, например, и моделирует прогрессивную шкалу, они могут быть разные, и он ищет, какую ввести, какую предложить президенту, я бы так сказал: "Слушайте, да у нас классный министр финансов, это действительно задача, и ее хорошо бы решить!"


Юрий Пронько: Нет, вы же эту мантру слышите из года в год: богатые начнут уходить!


Олег Сухарев: А вот здесь и нужны те три фигуры, которые я назвал, — это Чайка, Колокольцев и Бортников. Чтобы они не ушли, богатым необходимо сказать: "Ребята, за вывоз капитала, необоснованный ничем, и обеднение нашей страны преднамеренное — только надо продумать какие рубежи и цифры считать таковыми — а также за отмыв денег и уход от налогообложения от этой же прогрессивной шкалы, вы окажетесь в тюрьме. А если вы этот капитал оставите в стране, вложите по приоритетным направлениям, то вы будете в сахаре, потому что государство даст вам такие-то преференции, такие-то условия и вы будете в доле".


Пронько: Задача правительства – развивать экономику, а не сидеть на валютной "кубышке"


Владимиру Путину представлен план спасения российской экономики. Фото: www.globallookpress.com


Это если государство управляет этими процессами. Сильно в этом сомневаюсь, наблюдая за ситуацией, которая разворачивается в эти дни вокруг "Норникеля". С одной стороны Потанин с Абрамовичем, с другой – Дерипаска. Есть, оказывается, и третья сторона, из 90-х - это бывший глава президентской администрации Валентин Юмашев, который поведал деловой прессе о том, что в этом деле он обладает "неким авторитетом". В данной ситуации, по-моему, несколько наивно предлагать создать условия, при которых либо они здесь, либо они там. Конкретный пример "Норникеля": те фирмы, которые владеют блокирующими контрольными пакетами (я имею в виду, с одной стороны Потанин, с другой – Дерипаска), они же не российской юрисдикции, там офшор на офшоре и офшором погоняет.


Юрий Пронько: Я возвращаюсь вновь к Силуанову. Скажу по-другому - не разворуют, но освоят так (я моделирую ситуацию на месте Силуанова), что опять уйдут в офшоры, затем будут репатриировать эти капиталы, но уже из иностранной юрисдикции — в лучшем случае, если будут репатриировать. Но судя по тому, как закручивают гайки с той стороны, скорее всего, это и будет происходить. И ещё один аргумент — как только мы объявляем создание, строительство нового стадиона, нового моста, нового трубопровода, еще чего-нибудь, у нас первоначальная калькуляция затрат и реальные объемы в финале в разы выше. Я вновь возвращаюсь к Силуанову — может быть, он прав?


Олег Сухарев: Объекты инфраструктуры для любой страны имеют перспективное стратегическое значение, для ее роста, ее будущего, ее обороноспособности и экономики. Во всех странах объекты инфраструктуры никогда не строятся на 100% на частные деньги. Инфраструктуру надо создавать, ею надо заниматься. Она бывает разная: транспортная, трубопроводная, информационная и т.д. и т.п. Если подходить так, что всё разворуют, и действительно в разы завышены суммы… Но документы эти кто готовит? Я не думаю, чтобы считал сам Силуанов, значит, нанятые, вовлеченные члены Минфина и Минэкономразвития, его же подчиненные. То есть необходимо создать систему управления и выстроить так ответственность, чтобы эти сметы в министерстве обсуждались на коллегии с участием самого министра, раз так происходит, и он нес персональную ответственность за обоснованность сумм и за рыночный пересмотр. Например, скакнула инфляция. Они же подрастут, мы это знаем, и действительно меняются сметы и на инфраструктурные проекты. Но это изменение должно быть не завышено в десять или несколько раз, а обосновано. Когда стадионы строятся из золота, а на самом деле там железобетон и пластик, а цена такая, как будто они золотые, конечно, это должно вызывать вопросы. Но есть же службы, включая Счетную палату, они за это отвечают и за дальнейшую судьбу этих чиновников. То есть необходимо навести порядок в области госуправления принятия и обоснованности решения и разработки таких смет.


Главные проблемы в России – нищета и стагнация экономики


Другими словами, не надо телегу ставить впереди лошади. Чиновники под вымышленным предлогом по существу хотят отменить развитие страны. Потому что без развития инфраструктуры, без вложений в неё никакого устойчивого развития России не видать. Все последние годы мы только разрушали инфраструктуру, доставшуюся нам от Советского Союза. Счетная палата приводит ужасающие цифры: более 50% составляет износ основных фондов государства. Татьяна Голикова даёт статистику "в среднем по больнице" и оговаривается, что по отдельным секторам и отраслям вообще катастрофическая ситуация.


Олег Сухарев: 60-80%, и даже эти цифры ни о чем не говорят. Мы приводим цифры о свободных производственных мощностях, якобы 40%, но нужно обращать внимание, какое время они были свободны. Если мощность свободна 2-3 года, она потом по бумаге свободная, по учету, по загрузке, потому что учитывают по загрузке оборудования, по отработанному времени. Это целая методика, не буду ее касаться, поверьте на слово, но раз он были свободны, они дальше не готовы к загрузке, их состояния ухудшаются, они захламляются, меняется их функциональное значение, их используют под какую-то продукцию, под склад и так далее, и дальше они не будут готовы к загрузке. Поэтому цифры, что при росте спроса мы можем их загрузить, хотя по бумаге 40%, то на 5-10% всего.


Программа, которую двигают Белоусов и Орешкин, это 3,5 трлн на 6 лет. При этом Счетная палата предупреждает, если вы сейчас не будете вкачивать в экономику средства на замещение основных фондов, а это 5 трлн в год, то мы получим полную катастрофу. Получается, Орешкин с Белоусовым пытаются хоть что-то заполучить - по полтриллиона в год, не такие уж большие расходы.


Олег Сухарев: Это ощутимо, но не более того. Даже если брать проценты от бюджета. Смотрите, цифровизация, давайте поговорим об этой программе. До 2024 года где-то в среднем 35-40 млрд в год всего. Причем обратите внимание, она так составлена, что в самой программе фигурирует 3,8%, но не от ВВП, а от расходов на НИОК текущих, а с НИОК мы имеем отдельную колоссальную проблему в стране, это тема отдельного разговора. Как можно привязываться к этому показателю? А в программу они включили всё: искусственный интеллект, и нанотехнологии, и приборостроение, они все сектора хайтека по существу попытались подтянуть в эту программу. Но выделяемые цифры абсолютно не обоснованы, не соразмерны. Они привязаны к проектной логике, но проекты обработаны и показаны в приложениях, не в связке. К тому же, если у вас микроэлектроника в плачевном состоянии — компьютер и интерфейс, программное обеспечение, а ОС ко всему этому не отечественного производства, то у вас получается развитие цифровой экономики на импорте в завязке от внешних центров. Например, в программе я не увидел разговора о создании русской ОС для ПК. Необходимо вкладывать в фонды для микроэлектроники, это не только Зеленоград, они пока в плачевном состоянии, Слава Богу, что у нас есть 2-3 цеха работающих.


Пронько: Задача правительства – развивать экономику, а не сидеть на валютной "кубышке"


Главы ЦБ и Минфина против структурных реформ экономики. Фото: www.globallookpress.com


Набиуллина с Силуановым пытаются убедить Белоусова и Орешкина, что увеличение госдолга на 3,5 трлн - это большой риск: "Если ситуация в течение 6 лет на рынке глобальном углеводородов изменится, вы шарахнете по бюджету и нашей стабильности, которую мы достигли и будете бегать к нам". И это тоже правда, если только Силуанов и Набиуллина останутся сидеть в своих креслах в отдаленной перспективе.


Олег Сухарев: Если они развернут под долг, систему ГКО, а потом они ее обвалят так, как они сделали в 1998 году, то, конечно, эта схема представляет риск. Мало того, она уже апробирована в России. У нас сегодня низкий госдолг, ниже даже 10%. Высокий внешний частный. У нас корпорации частные зависимы были и от капитала из-за рубежа, так была построена схема, и долг этот составил около 550-575 млрд долларов, а это 50%, может, даже чуть выше ВВП. Это был внешний частный долг корпоративный, его надо обслуживать либо замещать. В случае дефолта по внешнему частному долгу, обычно государство берет обязательства частных компаний на себя, как это было при дефолте в Швеции в 1981-1982 гг. Там шведское правительство выступило. Но в конце 70-х был очень показательный пример. Премьер-министром правительства Швеции был Шельд, а министром жилищного строительства — реального сектора (как раз жилье и строительство крупное - это тоже элементы инфраструктуры) - ЖКХ был Гунар Стренд, и вот члены правительства выступили против Стренда — не надо наращивать расходы на жилищное строительство. Стренд встал, оперся на два кулака, посмотрел в глаза Шельду и сказал: "Тут некоторые предлагают нам сократить расходы на жилищное строительство — так вот нам наплевать на них!" Все знали принципиальность Шельда, что он обратится напрямую к королю Швеции, наведет шорох в семье и расставит приоритеты. И сокращения на жилищное строительство расходов не произошло, вот чем завершилось заседание правительства Швеции.


Давайте вспомним 2008 год - серьёзная турбулентность, колоссальное, в разы падение цен на углеводороды, в первую очередь, на нефть, от тех пиковых максимумов, которые были. Что делает Кудрин? До этого его все критиковали, так как будучи министром финансов, он складировал денежную массу, введя так называемые "ножницы". Он установил потолок по цене на нефть, и всё, что выше, уходило в резервный фонд, который мы благополучно истратили (но не сильно расстроились, потому что у нас есть еще Фонд национального благосостояния). За этот резервный фонд Кудрина и мочили со всех сторон. В какой-то момент даже президент стал косо на него смотреть. В 2008 г., когда Владимир Путин стал председателем правительства, а Дмитрий Медведев, по странному стечению обстоятельств, хозяином Кремля, Алексей Кудрин собственно доказал свою эффективность — он принес чемоданы наличными, валютой. «Все меня критиковали, а я оказался прав — вас шарахнуло, а вы этого не чувствуете, потому что вот кейсы и вот деньги».


Возвращаюсь в сегодняшний день. Понятно, что в одну реку не входят дважды, по крайней мере, сухими не выходят из неё, но, похоже, эти деятели продолжают ту же политику: "Господин президент, мы складируем деньги, мы не даем их разворовать, мы равно удаляем все противоборствующие группы и группировки — а мы с вами прекрасно понимаем, что вокруг Кремля и вокруг правительства их масса. Мало ли что произойдет, а у нас 400 с лишним млрд долларов есть. К концу года мы вам еще обещаем 50 млрд туда добавить". Соблазнительная ситуация?


Олег Сухарев: Соблазнительная — это модель Гобсека — не развиваться, а накапливать, вдруг чего произойдет, и тогда мы заткнем дыры. Кстати, это же произошло и в 2014-2016 гг. - они растратили и резервный фонд, и спровоцировали ситуацию с плавающим курсом, и запустили инфляцию. Кто-то выиграл и увел капитал в 150-170 млрд долларов, утекло даже побольше, около 200 млрд. Это по скромным оценкам. И они предлагают сейчас президенту снова такую же модель по существу. При этом у нас активы банковской системы около 80 трлн, а инвестируется около 2 . Примерно 6-10 трлн мы можем спокойно, создавая определенные мотивы для этой системы и работая с нею (не так, как Набиуллина, естественно), привлечь. Банковская система по существу не работает сегодня с реальным сектором.


Пронько: Задача правительства – развивать экономику, а не сидеть на валютной "кубышке"


Антон Силуанов боится, что выделенные на инфраструктуру деньги разворуют. Фото: www.globallookpress.com


Сегодня чиновники утверждают, что мы достигли макроэкономической стабильности, ключевая процентная ставка будет снижаться, стоимость денег тоже, хозяйствующие субъекты смогут воспользоваться новым кредитным предложением, произойдет оживление, наращивание объемов выпуска продукции либо услуг, мы вышли из кредитного кризиса. Но реальная ситуация такова: снижая процентную ставку, борясь с инфляцией, вы подавляете спрос и реально располагаемые доходы, что мы и наблюдаем 4 года подряд. Хотя 2017-й формально год роста — но это конъюнктурный фактор, благодаря цене на нефть. Снижение процента приведет не только к интенсификации инвестиций, но и потребительского спроса — такова связь, хотите вы или не хотите — и он приведет опять к повышению цен, поскольку у вас экономика не изменилась, по сути, вы ее ввели в деградирующее состояние этими методами.


Олег Сухарев: Существует фундаментальная связь между темпом инфляции и темпом роста, она эмпирически показывается для многих стран, и чтобы обеспечить рост 3,5% для России, у нас нет оснований полагать, что инфляцию надо довести до 4%, тем более, что цели надо ставить инновационные. Инновационная экономика всегда работает на повышательной волне в области цен. Поэтому нам жить с инфляцией и 5,8%, чтобы как-то оживить экономику, это по существу императив, который подтверждается нашими научными центрами различными. Но они их не слушают, они их охаивают, они РАН раздробили. Нужен пласт ученых, а именно он и разрушается. Сейчас ситуация предвыборная, пусть люди делают выводы и обращаются к штабам разных кандидатов, в этой трескотне противоборства увидьте главное: частная собственность частной собственностью, но люди должны питаться хорошо и не доживать на пенсии, а достойно получать хотя бы продовольствие.


Именно благосостояние конкретных российских семей является единственным критерием развития российской экономики. Естественно, существует масса вопросов: насколько эффективны будут расходы, окажется ли прав министр Силуанов, опасающийся "освоения" бюджетных средств, на какие конкретные инфраструктурные проекты будут направлены триллионы из казны государства, кто будет осуществлять контроль и предотвращать «распилы». Ответы на эти вопросы очень важны, но они не должны останавливать нас в стремлении обустроить Россию. У нас есть реальный шанс через новую инфраструктуру получить мощную, как экономическую, так и технологическую синергию. Воспользуемся ли мы этим шансом или так и будем влачить жалкое существование в ранге отсталых государств, зависит от того, какое решение будет принято. Общество в этом случае не сторонний игрок, а непосредственный участник происходящего.



Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...
Последние новости