Ледовый поход Балтийского флота — подвиг, самопожертвование и предательство

0 137
0
Ледовый поход Балтийского флота — подвиг, самопожертвование и предательство

Сегодня исполняется 100 лет с начала Ледового похода Балтийского флота, благодаря которому Россия после октябрьского переворота не осталась без флота. Он так пригодился стране уже в 1941 году, когда мощные дальнобойные орудия "советских" линкоров не позволили Гитлеру взять Ленинград.


Спасение от немецкого плена и угроз потопления со стороны англичан целой армады - 236 русских кораблей, в том числе 6 линкоров, 5 крейсеров, 59 эсминцев и 12 подводных лодок, это подвиг, невиданный в истории.


И мало кто помнит сегодня, что за это заплатил своей жизнью организатор этого беспримерного в истории перехода – во льдах Финского залива, в условиях развала дисциплины и революционного террора, ущербного технического состояния кораблей – смелый морской офицер Алексей Михайлович Щастный.


Он спас Балтийский флот трижды


Этому жертвенному герою удалось спасти Балтийский флот трижды.


Первый раз, когда значительная часть его кораблей, пробив себе дорогу во льдах, перебазировалась из Таллина (Ревеля) в Хельсинки (Гельсингфорс) под носом у захвативших этот город-порт и крупнейшую базу русского флота на Балтике немцев.


Второй раз – когда в условиях усилившегося революционного развала он снова из-под носа у немцев увел флот из Гельсингфорса в Кронштадт и Петроград.


В третий раз – когда уже в недавней большевистской столице снова возникла угроза уничтожения кораблей. На этом жестко наставили англичане, лжесоюзники России и главные спонсоры большевистской революции, испытывавшие иррациональный страх перед тем, что, захватив русский флот, немцы усилятся на море, и желавшие вообще оставить Россию без флота.


Ледовый поход Балтийского флота — подвиг, самопожертвование и предательство
Честный русский патриот Алексей Щастный трижды спас Балтийский флот и был за это расстрелян большевиками. Фото: www.globallookpress.com


Обреченный герой


В стоявшей перед большевиками дилемме – угодить и немцам, которые могли раздавить их при малейшем желании как вонючего клопа и не делали этого только потому, что никто в России, кроме Ленина, не подписал бы грабительского Брестского мира, и англичанам, старым "партнерам", без закулисной поддержки которых большевики не могли надеяться удержать захваченную в ходе госпереворота власть, был только один выход. А именно, списать спасение русского флота, который был нужен большевикам, на якобы неуправляемого одиночку-идеалиста. Поэтому вместо награды Щастный был расстрелян по приговору спешно организованного и представлявшего из себя пародию на правосудие "суда", чтобы побыстрее спрятать все концы в воду и "не обидеть" ни немцев, ни британцев, сохранив для Советской России Балтийский флот.


По-видимому, спасший русский флот герой, подвиг которого в СССР замалчивался и который был "реабилитирован" лишь в 1995 году, сам прекрасно понимал уготованную ему роль, считая, что его гибель - это маленькая плата за спасение стоящего огромных денег и технологических усилий флота. Это видно из его предсмертной записки своим детям:


В революции люди должны умирать мужественно. Перед смертью я благословляю своих детей Льва и Галину, и, когда они вырастут, прошу сказать им, что иду умирать мужественно, как подобает христианину". Его сын дожил до 2002 года.


А вот предсмертное письмо Щастного адвокату Владимиру Жданову:


Дорогой В. А., сегодня на суде я был до глубины души тронут Вашим искренним настойчивым желанием спасти мне жизнь. Я видел, что Вы прилагаете усилия привести процесс к благополучному для меня результату, и душой болел за Ваши переживания. Пусть моя искренняя благодарность будет Вам некоторым утешением в столь безнадежном по переживаемому моменту процессе, каковым оказалось мое дело. Крепко и горячо жму Вашу руку. Сердечное русское Вам спасибо".


Свою "вину" капитан 1-го ранга Щастный на "суде" не признал. Его расстреляли, по одним данным, прямо в Кремле, по другим - в скверике у Александровского военного училища в июне 1918 года. Тело героя, отличившегося еще в русско-японскую войну 1904-1905 годов при отражении атаки японских миноносцев на Порт-Артур и в битве в Желтом море, было захоронено в братской могиле на территории Всероссийского военного Братского кладбища героев Первой мировой войны близ Храма Всех Святых на Соколе в Москве.


Кто и почему хотел уничтожить русский флот


Согласно статье пятой Брестского мира, Россия была обязана "произвести полную демобилизацию своей армии" и перевести свои суда в русские порты, оставить их там до заключения всеобщего мира, либо немедленно разоружить. После подписания большевиками этого унизительного мира Эстония и Финляндия переставали быть частью России, и у нее на Балтике оставался только один порт, способный принять флот, - Кронштадт. После того, как Щастный, фактически, командовавший Балтфлотом, увел его корабли из Ревеля в Гельсингфорс, на новом месте повторилась старая история.


Ледовый поход Балтийского флота — подвиг, самопожертвование и предательство
Большевики подписали грабительский Брестский мир, чтобы удержаться у власти. Фото: www.globallookpress.com


Подходившие к городу-порту немцы в ультимативной форме потребовали сдачи флота – до 31 марта. Это требование Берлина взбудоражило Лондон. Англичане всегда панически боялись, что их враги могут захватить чужие военные флоты и, усилившись таким образом, бросить вызов Королевским ВМС. В аналогичной ситуации в июле 1940 года британцы подло и неожиданно напали на своих недавних союзников – французов и либо захватили, либо потопили значительную часть их военного флота – в африканских портах. Они боялись, что корабли могут попасть в руки гитлеровцев, хотя французы клятвенно обещали им не допустить этого и сдержали свое обещание, затопив остатки своего флота в Тулоне в ноябре 1942 года, чтобы корабли не достались немцам.


В Гельсингфорсе складывалась похожая ситуация: английский флот прорваться к Финляндии и потопить русские корабли не мог, и англичане требовали, чтобы русские их взорвали сами. Чтобы подать в этом пример, они уничтожили свои подводные лодки, успешно действовавшие против немцев на Балтике, базируясь в русских портах.


Хитрая игра


Столкнувшись с взаимоисключающими требованиями Лондона и Берлина, большевистское руководство, которое хотело сохранить флот за собой, затеяло с ними хитрую игру. Щастный стал получать из Петрограда и Москвы, которая 12 марта вновь стала столицей, телеграммы взаимоисключающего содержания. Они были предназначены для прочтения немцами и англичанами. В одних от Щастного требовали сделать то, что хотели первые, в других – вторые. Но были у него, безусловно, и тайные инструкции – готовить флот к переходу в Кронштадт.


Эта крупнейшая логистическая операция своего времени и в столь тяжелых условиях просто не могла бы состояться, если бы энергичный Наморси (Начальник морских сил Балтийского моря) не получил поддержки команд кораблей, находившихся под контролем большевиков. В России было много честных офицеров, но никому другому не удалось ничего подобного, потому что у них не было такой поддержки, которая, повторим, совершенно не афишировалась.


Англичане страстно желали уничтожения русского флота. Они знали, что война с Германии в условиях присоединения к союзникам США и того, что в России и после Брестского мира по-прежнему завязли десятки немецких дивизий и почти вся конница, будет выиграна. Поэтому, прежде всего, они хотели лишить Россию - своего старого и основного геополитического противника - флота, так как это очень дорогое удовольствие, и русские не скоро смогут приступить к его восстановлению, если вообще приступят.


Наморси Щастный пригодился большевикам еще один раз. Опасаясь захвата немцами Петрограда и желая надолго лишить Россию флота, британцы потребовали от советского руководства, с которым неформально у них были самые тесные отношения, уничтожить корабли уже в Петрограде. Они были готовы за это даже заплатить. Поэтому уже через 12 дней после завершения Ледового похода Наркомвоенмор Лев Троцкий прислал Щастному "секретный" приказ – подготовить флот к взрыву. Для команд подрывников кораблей англичане были готовы перевести в действовавший в Петрограде банк приличную сумму денег.


Троцкий и Ленин прекрасно знали, что Щастный это никогда не одобрит и как он поступит. Нельзя исключать, правда, что и тут не обошлось без тайных инструкций, что именно так и следует поступить, поскольку большевикам по-прежнему нужен был флот и его пушки.


Ледовый поход Балтийского флота — подвиг, самопожертвование и предательство
Троцкий и Ленин - единственные из большевистских вождей, которые были посвящены в планы мировой закулисы в отношении России, и поэтому знали больше, чем остальные. Фото: www.globallookpress.com


Так или иначе, Щастный обнародовал "секретные" приказы о подготовке кораблей к взрыву, вызвав шок у "революционных" матросов в связи с тем, что советское начальство хочет за их спиной и, возможно, за немецкие деньги (еще никто не забыл обвинений Ленина и большевиков в шпионаже в пользу Германии - обвинений не корректных, так как они были, в первую очередь, связаны с англичанами и собственно чьими-то шпионами никогда не были, так как имели собственные цели).


Троцкий против Щастного


На скоротечном суде над Щастным Троцкий так определил стоявшую перед тем задачу:


пропустить сведения о денежных вкладах во флот в широкие массы его, вызвать подозрения, что кто-то кого-то хочет подкупить за спиной матросских масс для каких-то действий, о которых гласно и открыто говорить не хотят".


И этот "дублер" Ленина делает вывод:


Совершенно ясно, что таким путем Щастный делал совершенно невозможным подрыв флота в нужную минуту, ибо сам же искусственно вызвал у команд такое представление, что будто бы этот подрыв делается не в интересах спасения революции и страны, а в каких-то посторонних интересах, под влиянием каких-то враждебных революции и народу требований и покушений".


Действительно, чтобы спасти свой режим большевики были готовы и подмахнуть "похабный" Брестский мир, и признать "независимость" какой угодно части России, и покрыть всю страну западными концессиями, чтобы, окрепнув, использовать Россию как базу для мировой революции, и всех водворить в созданное ими на костях русского народа коммунистическое рабство.


Такая "гибкость" в сочетании с фанатизмом и полнейшей беспринципностью, имморализмом, лживостью и подлостью и позволили, фактически, этим бесам победить белых в Гражданской войне, которые никогда не обещали народу больше, чем могли дать, и бились за "единую и неделимую" Россию, отказываясь верить, что уже предавшие её "союзники" никогда не позволят им победить…


А, может быть, это всё-таки были не английские, а немецкие деньги? Нет. Всё правило. Товарищ Троцкий сам подтвердил:


Золото предлагали англичане, ибо дело шло о том, чтобы не сдавать флота немцам".


Он делал это сознательно


Щастный, находясь в Петрограде и обличая там перед массами матросов коммунистическую власть в намерении уничтожить Балтийский флот, безусловно, прекрасно понимал, что подписывает тем самым себе смертный приговор, но другого способа в третий раз спасти любимые корабли он просто не видел.


Через три дня после категорического отказа моряков-балтийцев взрывать флот, Щастного вызывают в Москву, где 27 мая арестовывают прямо в кабинете Троцкого. Выступая перед Революционным трибуналом при ВЦИК тот утверждал: "Щастный настойчиво и неуклонно углублял пропасть между флотом и Советской властью. Сея панику, он неизменно выдвигал свою кандидатуру на роль спасителя".


Какая наглая и грубая ложь – дворянин, честный и порядочный службист, глубоко верующий человек якобы собирался возглавить "диктатуру" Балтийского флота и полуразложившихся головорезов-матросиков, руки которых еще были в крови зверски убитых ими и замученных офицеров. Поэтому можно отнестись лишь с презрением к приговору, в котором говорилось, что Щастный "сознательно и явно подготовлял условия для контрреволюционного государственного переворота".


В вину Щастному были поставлены приказы и инструкции самих же большевистских вождей, которые рассчитывали сделать его крайним и списать на него очередное неисполнение британских инструкций. Мы, дескать, хотели сделать всё, как договаривались, но он всё испортил, за что и строго наказан. Нет человека – нет проблемы. В СССР так часто поступали.


Новая попытка, уже без Наморси


Однако и после смерти героя англичане не отстали от большевиков и попытались уничтожить Балтийский флот в очередной раз. К командовавшему обороной Петрограда красному генералу Михаилу Бонч-Бруевичу, как явствует из его мемуаров, заявился вхожий во все кремлевские кабинеты и имевший удостоверение сотрудника ЧК знаменитый английский шпион Сидней Рейли с детальной схемой, как следует "правильно" разместить русские военные корабли в устье Невы, чтобы "немецкие" подлодки не отправили их на дно. Изучив эту коварную схему, генерал понял, что она именно это и предусматривает, и распорядился, получив добро от начальства, сделать корабли совсем недоступными для англичан. Их отвели в акваторию, куда не могли проникнуть подлодки.


Преувеличиваем коварство британцев? Нисколько. В августе 1919 года их самолеты и торпедные катера неожиданно атаковали ранним утром базу Балтийского флота в Кронштадте, отправив на дно и повредив часть стоявших там судов.


Делаем выводы


Эта история наглядно свидетельствует о том, что большевики были заинтересованы в спасении Балтийского флота, раз спасали его и без Щастного. Просто они не хотели ссориться из-за этого с англичанами и немцами, поэтому и сделали крайним Наморси, приписав тому не существовавшие наполеоновские замашки и навсегда заставив умолкнуть.


Удалось ли большевикам обмануть англичан и немцев? Скорее всего, нет. Очень скоро аналогичная ситуация с русским флотом возникла на Черном море. Поскольку это уже другая история, скажем кратко, что она была очень похожа балтийскую, только с другим концом. "Партнеры" сделали свои выводы: старый трюк не прошел.


Ледовый поход Балтийского флота — подвиг, самопожертвование и предательство
В "интересах мировой революции" большевикам пришлось затопить половину русского Черноморского флота в Новороссийске. Фото: www.globallookpress.com


Были и на этот раз приказы из Москвы, один противоречащий другому, кода посланный открыто приказ дезавуировался следовавшей следующим номером шифровкой. А та, в свою очередь, подтверждалась или опровергалась устными инструкциями высокопоставленных посланцев Кремля. Кандидат на роль Щастного – командующий флотом Михаил Саблин - также вызывался в Москву, но ему удалось сбежать из-под ареста и вскоре оказаться у белых. Ну а Черноморский флот – в отличие от Балтийского – после целого ряда имитаций и бутафорских мероприятий - пришлось разделить на две примерно равные части, одну из которых передать немцам, а другую - самим уничтожить в интересах англичан и французов. Чтобы никому из "партнеров" большевиков "не было обидно". Ну и, разумеется, "во имя мировой революции".


Причем, Москва дала ясно понять, что, несмотря на Брестский мир с немцами, она больше радеет об интересах Лондона. Видимо, хотелось "оправдаться" за Щастного и уцелевшего Бонч-Бруевича. Уходящих из Новороссийска сдаваться немцам в Севастополь кораблей, которые те обещали не передавать Украине, а оставить за Россией и которые у них не было никаких шансов увести из Черного моря в Германию, "большевистский" эсминец "Керчь" напутствовал словами: "Позор изменникам России".


И последнее


Отмечаемый сегодня славный и в то же время такой печальный юбилей проливает свет на закулисные механизмы последней так называемой русской революции: сколь же в ней было всего нерусского.


И ещё. Большевики смогли во многом победить белых в Гражданской войне именно потому, что умели крайне подло и беспринципно маневрировать между интересами врагов России.


Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...
Последние новости