Погода в Москве:

13 апр 19:00 Новости / Аналитика

Лавр Корнилов: Революционный генерал на службе Белого движения

Лавр Корнилов: Революционный генерал на службе Белого движения

Лавр Георгиевич Корнилов родился 18 августа 1870 года в семье отставного хорунжего Сибирского казачьего войска в небольшом городке Усть-Каменогорске Семипалатинской области, расположенной в степных отрогах Алтайских гор (в современном Казахстане). Его отец — Егор Корнилов был простым казаком с Горькой линии, так в XVIII столетии называлась линия степных поселений сибирского казачества, построенных при Петре Великом по всему течению реки Иртыш. Мать Корнилова была киргиз-кайсачкой из кочевого рода, обитавшего на левобережье Иртыша.


Мать часто брала сына Лавра в родной аул, в родительский дом. Поэтому Корнилов знал язык киргиз-кайсаков (так называемый казахский) еще с детства.


Круглый стол «Царский выбор Николая II: к 150-летию со дня рождения и к 100-летию расправы»

Сильная кровь степных предков сказалась на внешнем облике Корнилова. У него были характерные скулы и узкий разрез глаз. Семья Корниловых была многодетной, и мальчику пришлось с детства познать нелегкий крестьянский труд, помогать родителям по дому. Любознательный казачонок с интересом посещал местную двухлетнюю церковно-приходскую школу. Отец сумел определить подросшего Лавра в l-й Сибирский Императора Александра I кадетский корпус, который Корнилов закончил по высшему балу.


В 1899 году Корнилов становится юнкером Михайловского артиллерийского училища в Санкт-Петербурге, которое он успешно закончил в 1892-м. Ему было присвоено звание подпоручика и получено назначение в Туркестанскую артиллерийскую бригаду. Позднее Корнилов говорил, что "Служба в Туркестане - это годы моей командирской закалки".


Корнилов обладал несменённой способностью к языкам. К тридцати годам своей жизни Лавр свободно владел персидским, татарским, туркменским, киргизским, английским, французским и немецким языками. Получив очередное звание поручика, Корнилов поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. Будущий Донской атаман генерал А.П. Богаевский так вспоминал Корнилова во время его службы в Академии:


Скромный и застенчивый армейский артиллерийский офицер, худощавый, небольшого роста, с монгольским лицом был мало заметен в академии и только во время экзаменов сразу выделялся блестящими успехами по всем наукам".


Николаевскую академию Генерального штаба Корнилов закончил в 1898 году по первому разряду, удостоившись малой серебряной медали. Другой наградой за успешную учебу ему стало досрочное присуждение капитанского звания. Его фамилия украсила почетную мраморную доску академии. Капитан Корнилов вновь выбрал для дальнейшего прохождения службы Туркестанский военный округ, беспокойную границу с Афганистаном.


В сентябре 1901 года он был назначен штаб-офицером для (специальных) поручений при этом же штабе: то есть поступил на службу в военную разведку. С февраля 1899 года по март 1904 года Корнилов совершил инкогнито продолжительные "служебные поездки" в Персию, Афганистан, Индию и Китай. В то время между Великобританией и Россией шло острое соперничество за влияние в Азии.


Лавр Корнилов: Революционный генерал на службе Белого движения
Л. Корнилов. Фото: www.globallookpress.com


В 1901 году Корнилов женился на Т.В. Марковой. Медовый месяц молодые провели в поездке по пустыне. В следующем году Корнилов получает звание подполковника. Ему поручают редактирование секретного издания штаба Туркестанского военного округа под названием "Сведения, касающиеся стран, сопредельных с Туркестанским военным округом". Составленные по долгу службы Корниловым военно-научные обозрения стран Среднего Востока были предметом зависти британских "специалистов" по этому азиатскому региону.


В июне 1904 года подполковника Корнилова переводят в Петербург начальником отдела Генерального штаба. Однако в сентябре офицер был направлен на войну с Японией в должности штаб-офицера при управлении l-й Стрелковой бригады, затем начальника штаба этой бригады. В районе селения Вазые подполковник Корнилов повел солдат в штыковую атаку и смог вывести бригаду из японского окружения. За проявленную в боях под Мукденом храбрость офицер получил орден Святого Георгия 4-й степени и был произведен в полковники.


Период между Русско-японской и Первой мировой войнами раскрыл таланты полковника Корнилова как военного дипломата. В 1907-1911 годах он служил военным атташе в Китае, успев за это время изучить китайский язык, образ жизни и быт китайцев. В МИД Российской империи и Генеральный штаб императорской армии полковник отсылал отчеты, рассказывавшие о самых разных сторонах жизни Китая, организации китайской полиции, телеграфа, императорской гвардии. Пробыв четыре года на военно-дипломатической службе в Китае, полковник Корнилов вернулся на строевую службу. В феврале – июне 1911 года он командовал 8-м пехотным Эстляндским полком, затем отрядом в Заамурском округе отдельного корпуса пограничной стражи, бригадой в составе 9-й Сибирской стрелковой дивизии. В декабре 1911 года 41-летний Лавр Корнилов получил звание генерал-майора Императорской армии.


На фронт 1-й Мировой войны в 1914 году генерал Корнилов ушел во главе бригады 49-й пехотной дивизии, но 25 августа был назначен начальником 43-й дивизии, стяжавшей в боях под его командованием название "Корниловской железной". В начале 1915 года за отличия в боях он был произведен в чин генерал-лейтенанта — ему было всего 45 лет.


В апреле 1915 года при отходе русской армии из Карпат его дивизия, будучи в арьергарде, была окружена со всех сторон превосходящими силами противника. Сам Корнилов с горстью храбрецов прикрывал отход своей дивизии из окружения, в штыковом бою в окопах был ранен и взят в плен австрийцами, вместе с шестью бойцами, остававшимися с ним до последнего боя.


Император Николай II: добровольное отречение или спланированное свержение

В плену Корнилов содержался хорошо, австро-венгры относились к нему со всеми почестями. С ним даже встретился главнокомандующий венгерской армии австрийский эрцгерцог Иосиф Габсбург. В те годы это не было чем-то особенным. Во время Первой мировой войны пленные генералы воюющих сторон получали неплохое питание, медицинский уход, возможность пользоваться услугами денщика, делать некоторые покупки. В принципе можно было бы и вовсе получить личную свободу, но при обязательном условии дачи подписки о дальнейшем неучастии в боевых действиях вплоть до официального окончания войны.


Сначала Корнилов был заключен в лагерь под именем Неленбах. Впоследствии, будучи переводим из одного лагеря в другой, он прошел лагеря "Лек", "Плайнинг", "Печь" и, наконец, "Косег". Из них он дважды пытался совершить побег, но оба раза неудачно. Наконец, 29 июля (11 августа) изменив внешность, с помощью сочувствующих ему солдат-чехов австро-венгерской армии и начальника по Заамурскому округу Пограничной стражи генерал-лейтенанта Е.И. Мартынова, вступившего впоследствии в Красную армию, Корнилову удалось бежать. Поездом он добрался до Бухареста. Затем генерал Корнилов (по его рассказу) несколько дней шел до Румынской границы и здесь, прожив два дня в шалаше укрывавшего его пастуха, ночью перешел границу в наименее охраняемом, указанном ему пастухом месте.


Лавр Корнилов: Революционный генерал на службе Белого движения


Верховный Главнокомандующий Русской армии Лавр Георгиевич Корнилов. Репродукция Фотохроники ТАСС/


Однако генерал-майор М.А. Васильев, командовавший в 1918 году 12-й пехотной дивизией "Украинской державы", 3 апреля 1918 года был незаконно арестован "галичанами" и передан "союзным" австрийским властям. Около полутора месяцев офицеры провели в лагере военнопленных, где, по слухам в 1916 году содержался генерал Корнилов. Во Фрайштадте для гетмана Скоропадского из русских военнопленных формировалась серожупанная дивизия. По случаю отправки новообразованных подразделений в Киев, некий австрийский генерал устроил прощальный обед, на котором присутствовали австрийский комендант и чины его штаба. В своей речи комендант высказал восхищение мужеством бывших врагов - офицеров русской армии. Генерал Васильев в ответной речи упомянул о смелом и геройском побеге из плена генерала Корнилова. При этом комендант при этих словах саркастически улыбался. Это так смутило Васильева, что он, скомкав свою речь, сел и обратился к коменданту с вопросом, чем были вызваны его улыбки. Комендант ответил, что теперь он может рассказать правду и сказал, что с начала плена генерала Корнилова сюда в лагерь, в котором он был комендантом, неоднократно приезжали от командования разные чины и беседовали с генералом Корниловым, и когда убедились, что он согласен работать на революцию, то он, комендант, получил приказ переправить скрытно Корнилова на русскую сторону.


Мы переодели Корнилова и два моих офицера довезли его в автомобиле до наших окопов, перевезли его через нашу последнюю линию и, указав ему точно расположение русских, с ним распрощались".


Так это было или нет, но последующее поведение Корнилова в февральско-мартовские дни 1917 года скорее свидетельствуют в пользу этого рассказа. Удивительно также, что по именным спискам Ставки на сентябрь 1916 года в германском и австрийском плену находилось 62 русских генерала, а бежал оттуда только один Корнилов.


Примечательно, что за время нахождения в плену (!) генерал Корнилов был пожалован Государем Императором Николаем II орденом Святого Георгия 3 степени. До этого за 1914-1915 годы своего пребывания на фронте за личную доблесть и умелое командование Корнилов трижды награждался боевыми орденами: Святой Анны l-й степени, Святого Станислава l-й степени и Святого Владимир 3-й степени.


Корнилов, вернувшись на Родину через Бухарест, проследовал в Киев, а оттуда в Могилёв, где располагалась Ставка Верховного главнокомандующего. Там генерала тепло принял Государь, который лично вручил ему ранее присвоенную награду орден Св. Георгия 3-й степени. Между тем в России началась кампания по всяческому возвеличиванию Корнилова. Его портреты печатались во всех русских и союзнических иллюстрированных журналах. Из Могилева Корнилов прибыл в Петербург, где он должен был провести некоторое время под наблюдением врачей для поправки здоровья.


13 сентября 1916 года он назначается командиром 25-го армейского корпуса и вновь отправляется на Юго-Западный фронт. Корпус входил в состав Особой армии генерала от кавалерии В.И. Гурко, действовавшей на северном крыле фронта. К этому времени Корнилов был надежной связью главного организатора заговора против Императора А.И. Гучкова. Имя Корнилова попало в гучковский список "сторонников Думы". В разгар осуществления заговора, в заснеженном Пскове, заговорщики в лице генералов М.В. Алексеева и Н.В. Рузского настойчиво уговаривали Государя назначить генерала Корнилова вместо Н.И. Иванова во главе Георгиевского батальона, а затем также настойчиво почти требовали от Императора Николая II назначить генерала Л.Г. Корнилова на должность начальника Петроградского военного округа.


8 марта 1917 года, когда генерал М.В. Алексеев по заданию заговорщиков думцев арестовал Государя, другой генерал Л.Г. Корнилов арестовал в Александровском дворце Государыню и Царских Детей. Войдя во дворец, Корнилов, с красным бантом на груди, в сопровождении А.И. Гучкова, потребовал немедленно разбудить "бывшую Царицу". Подойдя к Корнилову и не подавая ему руки, Императрица Александра Феодоровна спросила: “Что Вам нужно, генерал?”. Корнилов вытянулся и в почтительном тоне, сказал: "Ваше Императорское Величество… Вам неизвестно, что происходит в Петрограде и в Царском… Мне очень тяжело и неприятно Вам докладывать, но для Вашей же безопасности я принужден Вас…" и замялся. Императрица перебила его: "Мне все очень хорошо известно. Вы пришли меня арестовать?" — "Так точно", — ответил Корнилов. “Больше ничего?” — “Ничего”. Не говоря более ни слова, Императрица повернулась и ушла в свои покои.


Корнилов был полностью на стороне революции:


Я считаю, что происшедший в России переворот является верным залогом нашей победы над врагом. Только свободная Россия, сбросившая с себя гнет старого режима, может выйти победительницей из настоящей мировой борьбы".


Новый революционный комендант Петрограда, не побрезговал лично руководить организацией глумления и уничтожения тела Г.Е. Распутина, которое было сожжено на Пискаревском кладбище.


Но известен ещё один, наверное, самый чудовищный по своему цинизму поступок Лавра Корнилова. 6 апреля 1917 года этот "герой" "бескровной" революции и будущий "герой" "белого дела" наградил Георгиевским крестом другого "героя" февраля фельдфебеля лейб-гвардии Волынского полка Т.И. Кирпичникова. Тот в феврале 1917 года был организатором бунта в своём полку и выстрелом в спину убил верного Царю и Присяге штабс-капитана И.С. Лашкевича. Корнилов не побрезговал пожать руку, обагрённую офицерской кровью.


Начиная с августа 1917 года, англичане и французы, понимающие, что режим А.Ф. Керенского не способен продолжать войну "до победного конца", начинают тайно раскручивать фигуру генерала Корнилова. Его прочили в военные диктаторы. Курировал "корниловский проект" бывший глава Боевой организации эсеров Б.В. Савинков, давно завербованный английской разведкой.


Лавр Корнилов: Революционный генерал на службе Белого движения
Листовка. Фото: www.globallookpress.com


Однако выступление Корнилова потерпело поражение. Не последнюю роль здесь сыграло то обстоятельство, что Керенского поддержали влиятельные американские силы, которым был не нужен проанглийский ставленник. Ограниченный Корнилов был использован в "тёмную", а затем отправлен в Быховскую тюрьму, откуда он бежал на Дон, где вместе с генералами М.В. Алексеевым и А.И. Деникиным начал собирать офицеров в Добровольческую армию, чтобы воевать с большевиками. При этом вся трагедия заключалась в том, что успех этой войны напрямую зависел от покаяния создателей Добровольческой армии за содеянное ими в марте 1917 года. Но покаяния не было. Вместо этого были старые речи о "новой свободной России".


Корниловский ударный полк, отправляясь на борьбу с большевиками, распевал: "Мы былого не жалеем, Царь не кумир…". А ведь в этот момент, Государь и его Семья были ещё живы и находились в заточении в Тобольске!


Не менее трагичным было и то обстоятельство, что на призыв Алексеева и Корнилова откликнулось множество русских людей, офицеров, юнкеров, кадетов, гимназистов. Они были объединены одним желанием: освободить Родину от её поработителей – большевиков. Сотнями они стали стекаться на Дон, записываться в Добровольческую Армию. Из Румынии в Новочеркасск со своим полком прорывается герой войны, Георгиевский кавалер и монархист полковник М.Г. Дроздовский.


Лавр Корнилов: Революционный генерал на службе Белого движения
Фото: www.globallookpress.com


Однако командир III-го Кавалерийского Корпуса, генерал от кавалерии граф Ф.А. Келлер отказался идти за февралистскими генералами, заявив:


Корнилов – революционный генерал. Я же могу повести армию только с Богом в сердце и Царем в душе. Только вера в Бога и в мощь Царя могут спасти нас, только старая армия и всенародное раскаяние могут спасти Россию, а не демократическая армия и "свободный" народ. Мы видим, к чему нас привела свобода: к позору и невиданному унижению... Из корниловского предприятия ровно ничего не выйдет, помяните мое слово [...] Кончится гибелью. Погибнут невинные жизни".


Эти слова сбылись во время Ледяного похода Корнилова 1918 года, целью которого был Екатеринодар, а не Екатеринбург, где томился в узах Государь и его Семья.


Царским изменникам, стоявшим в начале пути Добровольческой армии, Бог не даровал победы. Надо было, чтобы их место заняли другие, верные Богу и России люди. Лучшим доказательством этому служит смерть самого генерала Корнилова.


Неприятельская граната, – писал генерал А.И. Деникин, – попала в дом только одна, только в комнату Корнилова, когда он был в ней, и убила только его одного. Мистический покров предвечной тайны покрыл пути и свершения Неведомой Воли".


Точнее не скажешь.


Тайно похороненное в немецкой колонии Гначбау, тело генерала было вырыто из нее пришедшими сюда большевиками и перевезено в Екатеринодар.


Отдельные увещания из толпы, - говорилось в документе Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, - не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогли; настроение большевицкой толпы повышалось [...] С трупа была сорвана последняя рубашка, которая раздиралась на части и обрывки разбрасывались кругом. Несколько человек оказались на дереве и стали поднимать труп. Но веревка оборвалась, и тело упало на мостовую. Толпа все прибывала, волновалась и шумела. После речи с балкона стали кричать, что труп надо разорвать на клочки. Наконец отдан был приказ увезти труп за город и сжечь его. Труп был уже неузнаваем: он представлял из себя безформенную массу, обезображенную ударами шашек, бросанием на землю. Тело было привезено на городские бойни, где, обложив соломой, его стали жечь в присутствии высших представителей большевицкой власти, прибывших на это зрелище на автомобилях. В один день не удалось докончить этой работы: на следующий день продолжали жечь жалкие останки; жгли и растаптывали ногами и потом опять жгли".


Комментировать новость

Источник
Просмотров 32
Похожие новости
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Добавить комментарий
    • PIN: ----
    Группа Facebook