Почему пугает экономический рост

0 101
0

Экономика России, показывает Росстат, обретает базу для роста. Во-первых, 2017 год стал первым за последнюю пятилетку, когда инвестиции в основной капитал не падали, а росли. И этот рост составил 4,4% — гораздо существеннее, чем рост ВВП. Во-вторых, налицо рост потребительского спроса, который также опережает рост ВВП. И дальше этот тренд должен набирать силу в силу ожидаемого и обещанного на самом верху роста реальных денежных доходов населения. Налицо два классических колеса экономического роста. Значит ли это, что велосипед покатится все быстрее?



Почему пугает экономический рост

Росстат вселяет надежды: экономика выздоравливает. Есть даже что поставить в заслугу правительству: продвижение России вверх по рейтингу Doing Business, повышение МРОТ до прожиточного минимума. В заслугу ЦБ — снижение ставок по кредитам.



Прогресс по шкале Doing Business (этот рейтинг рассчитывает Всемирный банк) случился еще до того, как Россия вернула себе инвестиционный рейтинг международных рейтинговых агентств, и одно без другого выглядело несколько натужно, зато теперь этот дискомфорт ликвидирован. И это лучший ответ на санкции, гораздо более эффективный, чем любые запреты на ввоз турецких помидоров или польских яблок. Хотя санкционный негатив, в том числе и прежде всего на поле инвестиций, недооценивать нельзя.



Что же касается повышения уровня доходов самых низкооплачиваемых, то этот шаг, конечно, погоды на потребительском рынке не сделал. Хотя экономический цинизм гласит: чем ниже на лестнице доходов стоит человек, тем менее он склонен к сбережениям, значит, увеличенные доходы он сразу же тратит, в меру сил увеличивая потребительский спрос. Зато снижение ставок по кредитам явно способствовало росту расходов на потребление.



Порадовал и инвестиционный рост. В конце года был поставлен рекорд: за четвертый квартал рост инвестиций оценивается в 6,4% после 2,2% в третьем квартале и 5% — во втором. Но надо признать, что сама по себе статистика инвестиций задает загадки. Например, не совсем понятно, как соотносятся резкий рост производственных инвестиций в добывающих отраслях в четвертом квартале с продлением соглашения об ограничении добычи нефти в рамках ОПЕК+ на весь 2018 год. Возможное объяснение: российские нефтяники надеялись на снятие этих ограничений. Если это предположение верно, то давление в сторону выхода России из этого соглашения будет усиливаться.



Другая загадка: резкое падение инвестиционной динамики в сфере торговли в том же четвертом квартале 2017 года. С одной стороны, происходит рост потребительского спроса, с другой стороны, в прошлом году в этой сфере, одной из очень немногих, рост инвестиций происходил. Все вместе должно подталкивать дальнейший рост инвестиций, а тут явная заминка. Объяснение: это временный сбой, содержательностью не отличается. Есть другое: в этой сфере идет передел сфер влияния, о чем свидетельствует, например, смена собственника розничной сети «Магнит», но здесь явный избыток конспирологической составляющей. Скорее всего, представленная статистика еще будет меняться.



Но есть в статистике и то, что меняться точно не будет. И именно здесь отрезвляющий душ.



При всем позитиве инвестиционный рост структуру российской экономики не затрагивает: основные инвестиции происходят в добывающих отраслях. Все та же сырьевая игла становится все острее. Все ожидания модернизации экономики так ожиданиями и остаются. Откуда возьмется удвоение несырьевого экспорта, которое в ЦСР Алексея Кудрина предлагают считать лакмусовой бумагой позитивных сдвигов в экономике, непонятно. Хотя, как увидим в самом конце, парадоксальная надежда все-таки теплится.



Есть в экономической политике и еще кое-что столь же неизменное, нерадующее и даже пугающее. Федеральная налоговая служба отчиталась: сбор налогов в 2017 году установил пятилетний рекорд. Консолидированный бюджет получил 17,3 трлн рублей, что почти на 20% больше, чем в 2016 году. И это всего на 2,6% превысило план по налогам, установленный в бюджете. То есть налоговики, конечно, старались, как стахановцы, но план существовал с самого начала.



Налоговики празднуют. Странный праздник. В 2017 году экономика с трудом выросла на 1,8%, а собрали с нее за тот же год на 20% больше. В соответствии с планом. Это к вопросу о стимулирующей роли налогов. Они стимулируют, но, как видим, отнюдь не новое качество роста, а просто закрытие производств или уход в тень. В ФНС привели еще одну удивительную цифру: только рост налоговых поступлений составил 3,1% ВВП. Еще раз: сам ВВП вырос на 1,8%, а только рост налогов составил 3,1% ВВП.



В Интернете уже появились комментарии: на самом деле рост российской экономики гораздо выше официальных данных, рост скрывают, чтобы США не прознали, насколько мы сильны. Где здесь смеяться, каждый волен выбрать сам.



Фактически рост налоговых сборов происходит всегда, независимо от того, в каком состоянии находится экономика. Исключение — годы слишком резкого падения цен на нефть, на пике очередного кризиса. Так что между интересами бюджета и интересами экономического роста всегда выбирают бюджет. И после выборов сдержек не остается.



На 2018 год уже запланирован рост сборов на 0,5 трлн рублей только самого вездеходного налога, от которого сложнее всего увернуться, если не экспортировать произведенное — НДС. Дальше может реализоваться налоговый маневр, составные части которых — сокращение социальный и пенсионных выплат с фонда оплаты труда при росте ставки того же НДС. Бюджет — прежде всего, интересы экономики — потом.



Но чем черт не шутит, может быть, именно рост ставки НДС и явится в конце концов тем инструментом, который подтолкнет рост несырьевого экспорта, ведь при экспорте НДС возвращается. Хоть так...


Санкции . Хроника событий
Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.



<link rel="image_src" href="http://www.mk.ru/upload/entities/2018/03/12/articles/facebookPicture/16/5d/6e/34/d4cc79958c99387478e380f8994b847d.jpg" target="_blank">Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...
Последние новости