Не понимаю, от чего защищаться: в суде Шакро вспомнил Конституцию

0 90
0

Неформальный лидер преступного мира Захарий Калашов, он же Шакро Молодой, во вторник, 6 февраля, во время процесса по делу о стрельбе на Рочдельской улице в декабре 2015 года отказался давать показания и в очередной раз заявил о своей невиновности. Своё решение вор в законе мотивировал тем, что не понимает, «от чего ему защищаться».



Не понимаю, от чего защищаться: в суде Шакро вспомнил Конституцию

Как обычно, 14 фигурантов дела, обвиняемых в вымогательстве 8 миллионов рублей у владелицы азиатского ресторана Elements на Рочдельской улице Жанны Ким («выяснение отношений», напомним, закончилось эпичной перестрелкой в духе Голливуда и убийством одного человека), приветствовали их многочисленные родственники и близкие. Как только в коридоре суда появилась колонна обвиняемых, со стороны молодых холёных дам послышалось радостное улюлюканье.



Сами обвиняемые, судя по всему, были в отличном настроении.



- С днём Ксении Петербургской, дорогие мои, - продемонстрировал церковную грамотность вор в законе и ближайший подельник Шакро Андрей Кочуйков (он же Итальянец). Действительно похожий на итальянца брюнет в наручниках одарил всех радостной улыбкой. Следовавший за ним Шакро также, насколько позволяли «браслеты», горячо приветствовал своих родных.



- Хочу передать привет, - увидев одну единственную телекамеру, шутили следующие в конвое.



Если бы не казенные стены суда, то происходящее легко бы сошло за проход по «красной дорожке».



«Элита» обвиняемых - Шакро и Итальянец - расположились в первой к судье просторной клетке. Их лица скрылись в тени и их практически не было видно. Остальные заняли места во второй клетке. Кто-то достал порядком зачитанную газету, кто-то, надвинув на глаза бейсболку, сидел сложа руки, другие организовали в клетке «уют», достав откуда-то подушку для стула.



- Заплатите, я сказал! Заплатите всем! - кричал в телефонную трубку кто-то из слушателей, пока родственники с помощью жестов общались с заточенными в клетке, а армия адвокатов (чуть менее 20 человек) готовилась к заседанию.



На одном из кульминационных этапов судебного разбирательства в Никулинском суде с нетерпением ждали выступления главного фигуранта - Шакро Молодого. Впрочем, сенсации не вышло. Захарий Калашов был немногословен. Более того, если бы не знакомый многим присутствовавшим низкий голос обвиняемого, его скудную реплику можно было бы и вовсе пропустить мимо ушей.



- Я никаких преступных действий не совершал и вымогательством не занимался. Я ни в чем не виновен. Больше ничего не могу сказать, - произнёс Шакро, попросив применить 51 статью Конституции, дающую право не свидетельствовать против самого себя и своих близких.



Кстати, чуть позже Шакро, после консультации со своим не менее известным адвокатом Александром Гофштейном, дал «развёрнутый» ответ по поводу своего отказа от дачи показаний:



- Я не понимаю, от чего мне защищаться, - послышался характерный акцент из темноты.



Кроме того, во время стадии дополнений адвокаты просили суд приобщить ряд документов. Как правило, это были медицинские справки.



Так, например, выяснилось, что у присутствовавшего в ресторане во время перестрелки Андрея Кочукова, целый букет заболеваний. Среди прочего - последствия от огнестрельного ранения, полученного под левую лопатку, черепно-мозговая травма, судорожный синдром. Нуждаются в опеке и медицинской помощи и его родители-пенсионеры. Гипертония, остеохондроз, варикоз, гастрит, стенокардия - какие только диагнозы не звучали во время процесса. Кто-то на учете у терапевта, у кого-то больные родственники... Все это можно будет ещё раз услышать в речах адвокатов во время прений сторон, которые пройдут в Никулинском суде уже в ближайшее время.


Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.


Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...
Последние новости