Исповедь людоеда Александра Бычкова: «Гулял с тремя головами в сумке»

0 142
0

История пензенского людоеда Александра Бычкова в свое время повергла в шок всю страну. Молодой человек, как Ганнибал Лектер, поедал сердца своих жертв. Сейчас он в колонии для пожизненно осужденных на острове Огненный, жив-здоров, неровен час женится на американке (ведет бурную переписку с влюбленной в него жительницей США). Мы встретились с Бычковым в зоне «Вологодский пятак».



Исповедь людоеда Александра Бычкова: «Гулял с тремя головами в сумке»

Детство и юность Сушеного Рэмбо



Снег падает с неба крупными хлопьями. Огромный волк обходит забор, который венчают несколько рядов колючей проволоки. Камеры видеонаблюдения фиксируют, как совсем близко он подходит к запретной зоне.



Вся эта сцена происходит за много верст от Москвы, в колонии «Вологодский пятак». ИК-5 стоит на маленьком острове, окруженном со всех сторон водой. Озеро зимой замерзает, потому зверь может подходить по льду прямо к бетонному забору, за которым замурованы самые страшные преступники — серийные убийцы, маньяки и людоеды. Что притянула сюда матерого волка? Может, почувствовал, что там есть такой же, как он, — хищник?



У Александра Бычкова действительно на воле было прозвище Хищник, которое ему дали ребята из его компании. «За то, что ел сырое мясо», — объяснит он мне потом. И вспомнит цитату из Хемингуэя: «Ничто не может сравниться с охотой на человека. Тот, кто узнал и полюбил ее, больше не обращает внимания ни на что другое».



Об ужасе, который он нагонял на всю страну, многие уже забыли. Но тогда, пять лет назад, он был в топе всех криминальных новостей, и называли его не иначе как каннибал.



Арестанта, закованного в наручники, заводят четверо конвоиров и помещают в клетку. Маленький, худой и выглядит как подросток. Никогда не поверишь, что такой, извиняюсь, совсем плюгавенький мужичонка убил и съел столько человек. Но стоит Бычкову сверкнуть глазами и улыбнуться своим волчьим оскалом (зубы у него мелкие и напоминают звериные), как мурашки по коже.



Тюремный психолог меня предупредил, что Александр — один из самых замкнутых постояльцев «Вологодского пятака», разговорить его вряд ли удастся. Но мне повезло.



— Я здесь с 13 сентября 2013 года, привык, — начинает Александр. Видно, что ему с трудом даются слова, подбирает их тщательно. — Но на воле все-таки как-то... Там простые вещи такие...


— Поехал бы в тихое местечко, подальше от людей и шума.




Исповедь людоеда Александра Бычкова: «Гулял с тремя головами в сумке»



ИЗ ДОСЬЕ «МК»:



«29-летний Александр Бычков совершил убийства в период с 2009 по 2012 годы в городе Белинский Пензенской области. Обычно его жертвами были алкоголики и бомжи. Задержали Бычкова случайно, до этого в зверских убийствах и людоедстве обвинили другого местного жителя. 22 марта 2013 года Пензенский областной суд приговорил его к пожизненному заключению. Детали читайте в материале «Звериный оскал каннибализма»


— Мать и братья.


— Про голодное однозначно не скажешь. Были моменты... Я рос в неблагополучной семье. Отец сначала выпивал очень сильно, потом и мать стала, особенно когда он ушел (мне тогда было лет 12). Отец вскоре покончил с собой. Жалко его, конечно... А к матери ходили собутыльники-ухажеры. Она то с одним, то с другим, ругалась с ними часто. Но я в ее личную жить не лез.



Работать приходилось с самого детства. В 14 лет устроился в соцзащиту от райсобеса. У них там детский лагерь был, и я на территории трудился — ну там забор покрасить, мусор убрать. Копейки получал. Сначала 400 рублей, потом 800. Работал на маслозаводе грузчиком. Таскал мешки по 50 кг. Мог по две канистры с азотной кислотой по 44 кг за раз. При том что сам весил меньше. Крепкий я очень, хотя по мне и не скажешь никогда.



Мать меня била. Видели старые кипятильники, у которых провод с палец толщиной? Вот им 50 ударов, а пикнешь — еще прибавят. От такого только злее становишься. Но все это дело житейское, мать есть мать. Я ее не виню. Может, и больше бить надо было меня. За некоторые поступки точно можно было бы и более строго наказывать.


— Это мягко сказано. Цветной металл со склада, продукты из магазинов. Но меня ни разу не задерживали, и я на учете в детской комнате полиции не стоял. Бывало «по-горячему» (имеется в виду по горячим следам. — Авт.) всех брали, а меня нет. Везло.


— У нас все пьют. Я когда в педагогический колледж поступил (учителем быть не хотел, просто от армии надо было отмазаться), ходил на занятия пьяный. Не, никто ничего не замечал. По моему состоянию непонятно это. Только запах мог выдать. Но есть же жвачки (усмехается). Да и педагогам было плевать. Всем плевать.


— Почем я знаю. Наш город маленький, депрессивный. Каждый там думает только о себе.




Исповедь людоеда Александра Бычкова: «Гулял с тремя головами в сумке»


— Была, конечно. Сначала космонавтом мечтал стать, как все. Потом хотел в спецназ. Но понял, что невозможно с моим телосложением стать Терминатором. Вес когда пытался набрать, самое большое, что получилось, — до 56 кг. Какой спецназ? Не возьмут такого. Но я все равно тренировался. Холодное оружие люблю, на воле метал ножи.



— Правда, что у вас было прозвище Рэмбо?



— Было такое. Звали меня Сушеный Рэмбо из-за моей худобы, я ж как скелет всегда был. А вообще в моей компании мне дали несколько прозвищ. Одно из них — Браконьер. (Закатывает рукав и показывает на предплечье татуировку с надписью «Браконьер»). В шестом классе гелевой пастой написал на уроке и потом набил. Хищником прозвали меня в более зрелом возрасте. Мы как-то выпивали, и я закусывал сырым мороженым мясом.


— Не, не, не. Тогда еще нет. Все спрашивали: «Как ты можешь его есть сырым?» А мне нравилось. Я только подрезал да подрезал себе тонкими ломтиками. И все стали с тех пор: Хищник да Хищник.



Сырые еще пескари хороши. Сидишь на рыбалке с бутылочкой пивка, поймал рыбку и тут же ею закусил. И зеленым лучком заел.



«Моя внешность давала мне алиби»


— Брат... Он на три года младше. Мы с ним росли вместе. Есть еще один брат, но с тем отцы у нас разные, а с этим и мать и отец общие. Когда его избили, он стал инвалидом (вторая группа). С головой у него теперь не в порядке. Он в магазин придет и не вспомнит, что купить надо. Правоохранительные органы обидчиков не нашли, хотя это было несложно: у нас все друг друга знают, город-то совсем маленький. Да они и не стали искать. Я нашел и наказал.



Но убивать я стал не именно из-за брата и чего-то еще. Все вместе наложилось. У меня тогда были проблемы и на работе, и дома, и вообще везде. Было много всего эмоционального плана, плюс мой характер. А тут еще брат, и меня переклинило.



Иногда я убивал, потому что злость накатывала на конкретного человека, а иногда — потому что в принципе злость на всех и весь мир. Я агрессивный, особенно когда выпью.



Вот типичный случай. Иду злой после скандала дома, с горла бутылки водку пью. Полицейские остановили, штраф выписали. Я дальше иду, пью эту же бутылку. Компания человек 20, сидят, шутят. Слово за слово. Я бутылку о свою голову разбил, и на них с «розочкой». Они все врассыпную. Но тогда все живы остались, повезло им. У меня такой организм — я хоть сам маленький, но могу пить сутки, а потом меня клинит до поросячьего визга, все нормальное во мне отключается.


— Это не мой дневник. Я видел его в телепередаче, когда в СИЗО сидел. Точно не мой.



Я действительно вел дневник лет с 20, но этот не мой. Мой написан мелким-мелким почерком с сильным наклоном в правую сторону (специально даже лист тетрадный вот так поворачивал, чтобы наклон получался). И там не было ни про какую Светлану. Многие мне и сейчас пишут: а кто такая Светлана? А я даже не знаю.



В моем дневнике было много стихов, я выражал свои эмоции в такой форме. У меня там были стихи на мотив высказываний Хемингуэя. К примеру, там есть про охоту... Ну и что-то косвенно я писал про убийства.




Исповедь людоеда Александра Бычкова: «Гулял с тремя головами в сумке»


— Вообще девушка у меня была, но я расстался с ней до того, как стал убивать, и с ней это не связано никак. Совершать преступления ради девушки? Так сказать, Дон Кихот? Не-е-е. Чего только не придумают.


— И это тоже неправда. Были тридцатилетние, совершенно здоровые мужики.


— Да нет. Собутыльников матери, бывало, приходилось разгонять, это факт. Но я не до такой степени «раненый», не настолько с травмированной психикой, чтобы целенаправленно убивать именно таких.



Первый мой вообще — «левый» пассажир. Только познакомились, выпили, слово за слово. Я ему: «Че ты, угрожать мне будешь?!» И ножом его ударил. Было это 17 сентября 2009 года.



Второе убийство я совершил вечером 7 марта 2010 года. Это были наши местные, работяги, не алкаши и не бомжи. Мы с ними собрались выпить, стали ругаться. Я в одного нож (он у меня был с маленьким лезвием — таким фрукты на рынке на пробу режут) воткнул. Он захрипел. Я переключился на второго, потому что понял, что если он ускользнет, то нужно будет мне самому скрываться.



Тот был сильнее меня, но я использовал тот факт, что сзади бетонные плиты. Нож мой сломался, и я обрубком минут 30–40 с ним возился этим. Когда я с этим боролся, кто-то забежал, хихикнул и убежал.


— Ну почему, были. Просто некоторые не захотели вмешиваться. Или не верили. Вот вы, если бы увидели меня где-нибудь в общественном месте, могли бы подумать, что я настолько опасен? Вот честно скажите. Моя внешность давала мне алиби. Это было мне очень на руку. Было так интересно слушать, когда все вокруг обсуждали очередное убийство (когда трупы стали находить), а я рядом стоял, и никто не догадывается. Драйв такой.



Я один раз утром иду, а у меня ботинки все в крови. Она запеклась аж. Все на меня смотрят, но молчат. Я пошел к колонке, отмыл и дальше по своим делам.


— А никому это не надо было. Один только меня как-то отозвал за гаражи, сказал, что догадывается, кто убийства совершает. Это было последнее, что он сказал.



Большинство тел я оставлял прямо на месте, в центре города, и их не находили. Само тело не закапывал, а в кусты, листвой присыпал, и через месяц-полтора оно сгнивало (один раз прикрыл металлическим листом, так труп не разложился, а мумифицировался). Кошки и собаки внимания не обращали. Я часто издалека поглядывал — даже не появлялись там. Запах, конечно, был. Прохожие говорили: «Фу, откуда пахнет. А, наверное, дохлая собака где-то валяется».



Как-то я вернулся на место, где три трупа лежали. Надо было на ложный след полицию пустить, вот я решил взять их головы и перенести в соседский лес. Три головы — они уже сгнили — закидал в пакет (был в перчатках, медицинской маске). И с этими тремя головами я по городу долго гулял, в магазин заходил купить сигарет и пару банок коктейля, в автобусе с ними ехал. Никто ничего не заподозрил. Мало ли что за три кругляшки — может, три кочана капусты.


— Нет. Вменили мне девять эпизодов. Пытались прибавить еще, какого-то врача, к примеру. Но зачем он мне, раз не мой он.


— Его взяли по моим трем трупам. Приехали с Москвы с органов, спросили: «Кто у вас тут самый дурачок?» — «Да вот он!» Они его вывезли в лес, еще куда-то, и он «подписался» под эти трупы. Все на моих глазах было, видел, как его «колют». Он такой здоровенный, роста огромного, но его, если честно, десятилетние пацаны шугали. Один раз он оделся как вэдэвэшник, полковничьи погоны себе пришил и ходил в таком виде по городу, пока его не поколотили. Если б таксисты не заступились, то конец бы ему был. Он руку ни на кого поднять не может, за себя постоять не в состоянии.




Исповедь людоеда Александра Бычкова: «Гулял с тремя головами в сумке»


— Всегда мог.


— Я же не заставлял его брать мои убийства на себя. Если бы он свое отстоял, не брал на себя чужое, то и все хорошо с ним было. Но с ним ведь в итоге и так все вроде нормально. Полечили в психишке, выпустили.


— Хм-м... Отчасти. Я понимал: если будет расследование серьезное, то сразу найдутся свидетели, и доказательства, и все. Так что скрывать уже смысла не было.


— Это неправда. Я знаю про Чикатило, телевизор же смотрел, как все, но не преклоняюсь перед ним. Чтобы быть кумиром, он должен быть героем. Знаете, кто у него в основном были жертвы? Девушки. Какой же он тогда герой? Я женщин не трогал.



«Я учился у Ганнибала Лектера и племени майя»


— Это было уже шестое убийство. Я его не планировал, иначе бы не напился так. В общем, был я в тот момент сильно пьяный и сильно злой. И я у него сердце вырезал. Видел такое в фильме «Ганнибал» с Энтони Хопкинсом. Сердце я положил в пакет, принес в пустой дом, где часто бывал. Сварил и съел. Всех интересует, какой вкус у человеческого сердца. Как у свиного. Вы пробовали когда-нибудь сердце свиньи?


— Нет. Конечно, нет. В следующий раз, когда я убил Вову (он был местным блатным, весь такой «пальцы веером»), сердце как на автомате уже вытащил из груди.


— Да-да. Второго приготовил уже тщательнее. Сварил, воду слил, на сковородку, масличка растительного, посолил, перчиком. Потом с лимончиком и под водочку. Музыку включил.


— У меня такое же спрашивали в НИИ Сербского во время психиатрической экспертизы. Я слышал про ритуалы майя, интересуюсь вообще загадками истории. Может, я неосознанно вспомнил о том, что читал и видел про них. Ну и про Ганнибала Лектера.


— Печень я не ел. Не знаю, откуда это взяли. Я бы подал в суд на те СМИ, которые так написали, потому что это ложь. Бицепс — да, вырезал. Жесткое мясо, мышца все-таки. В дневнике я это описал. А печень не ел.


— Не, я ж не садист. Тушенку я не делал, как написали в газетах. Все, что приносил с собой, я съедал без остатка. А что там было оставлять? Думаете, сердце — это килограммов пять мяса? Там граммов 300–400 в зависимости от комплекции. Каков левый кулак, такое и сердце.


— Не, не рвало. И трупы даже ни разу не снились. А что бояться-то мертвых? Живых надо бояться.


— Ну и что? Ну сложилось так, что ж теперь поделаешь. Сколько убийств совершается в России ежегодно?


— Больной человек никогда не признает, что он больной. А я вот признавал, что у меня немного не в порядке с эмоциями, хотя с психикой в целом нормально. В центре Сербского написали: шизоидное расстройство личности в начальной стадии умеренной степени. Вы сами как это можете понять? Что это за стадия, степень, где она начинается, где заканчивается? Хорошо, что в клинику не поместили, там бы из меня овощ сделали. Психиатра помощь мне не нужна, а психолога — да. Мне реально надо помочь с эмоциональным контролем. Бывает, воспоминания нахлынут или думаю про порушенные планы на будущее...


— Сейчас обо всех убитых жалею. Если была бы возможность, была бы волшебная палочка, как в фильме одном показывали, я бы все вернул и не стал убивать.


— Потому что неохота в таком месте сидеть, зная, что на десятилетие перспективы никакой. Надеюсь, хотя бы это не на всю жизнь. Законы могут измениться, да и право на УДО есть у меня после 25 лет отсидки.


— Не, на спиртное меня и не тянет. А если не буду пить, то и убивать не буду.


— Не боятся. Но называют иногда каннибалом. В шутку, видимо. Я здесь уже пять лет без выпивки, так что могу себя контролировать. Конфликты бывают, но желания убить и сердце вырвать не было ни разу.


— Скучно в колонии. Телевизор смотрю. Отвечаю на множество писем, что приходят из разных мест. Пацаны часто пишут, спрашивают что-нибудь. Например, как я к Гитлеру отношусь. Или про каннибализм, про мои преступления. Меня это не смущает. Раз было это в моей биографии, значит, было. Куда деваться? Что я могу изменить?



Переписываюсь с девушкой из Америки, из штата Невада. Она работает продавцом. Пишет по-русски (изучает наш язык). Она узнала обо мне из сайта российских новостей. Девушка в курсе и про убийства, и про съеденные сердца. Это ее не оттолкнуло. Она человек вполне понимающий, знает, что в жизни всякое может быть.




Исповедь людоеда Александра Бычкова: «Гулял с тремя головами в сумке»


— В некоторых странах нормально воспринимаются вещи, которые для нас бы были дикостью. Люди везде разные.



Пока она не приезжала ко мне на свидание, но я надеюсь. Я циник, но не во всем. В некоторых темах я романтик, например, в отношениях между мужчинами и женщинами.



Бычков как тот волк, что бродит вокруг тюрьмы, — голодный, одинокий, затравленный, агрессивный. Все звериное в Бычкове проснулось от нищеты, пьянства и полного равнодушия к его судьбе окружающих. Все свои злодеяния он совершал, чтобы доказать обществу, нам с вами, свое право на существование. Неуверенность человека в себе, как говорит в фильме Ганнибал Лектер, побуждает его к страшным поступкам. И сколько еще таких, как Бычков, живет среди нас? Пока каждый из нас будет отказываться замечать их, проходить мимо, он рискует однажды быть найденным под кучей листвы с вырванным сердцем...




Смотрите фоторепортаж по теме:

Звериный оскал каннибализма


Исповедь людоеда Александра Бычкова: «Гулял с тремя головами в сумке»

20 фото


Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.


Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...
Последние новости