На процессе Максименко вспомнили Бастрыкина: интересовался часами рейдера Шенгелии

0 190
0

На процессе по делу правой руки главы СКР РФ Михаила Максименко, обвиняемого в получении взятки от «вора в законе» Шакро Молодого, свидетели заявили, что дело о краже часов у рейдера Бадри Шенгелии, находилось на особом контроле у Александра Бастрыкина. Он просил Генпрокуратуру РФ пересмотреть свое решение об отмене уголовного дела в отношении полицейских из Петербурга. При этом на рядовое дело были брошены лучшие кадры ведомства.



На процессе Максименко вспомнили Бастрыкина: интересовался часами рейдера Шенгелии

Заседания 26 февраля началось с допроса 39-летнего Дениса Каргальского, руководителя отдела контрольного управления процессуального контроля СК РФ. Но в 2015 году он занимал должность заместителя руководителя 2-го следственного отдела управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики Главного следственного управления СК РФ. Свидетель занимался делом уже известного Бадри Шенгелии, который жаловался на сотрудников полиции Северной столицы, якобы укравших у него элитные часы.



— Я допрашивал Шенгелию (известный рейдер, «вор в законе». — Прим. ред.) в качестве потерпевшего. У него сотрудники полиции в Петербурге при обыске изъяли часы Hublot и не вернули, при этом не были составлены документы, — вспоминал следователь. (Напомним, в конце 2014 года автомобиль Шенгелии был остановлен около ресторана «Невская жемчужина». В ходе осмотра машины полицейские обнаружили в багажнике дипломат, а там часы Hublot стоимостью более 1 млн рублей. Часы забрали и не вернули. Рейдер пытался привлечь к ответственности стражей порядка, но не добившись положительного результата, обратился за помощью к Максименко, а тот предположительно за свои услуги взял 50 тысяч долларов).



Следователь Каргальский возбудил уголовное дело в отношении неустановленных сотрудников полиции по Петербургу по статье УК РФ «Превышение полномочий».



По его словам, материал проверки пришел из СК по Санкт-Петербургу после нескольких отказов в возбуждении уголовного дела, затем его передали в Москву в центральный аппарат СК.



— Я дело возбудил в октябре 2015 года, поскольку посчитал, что были достаточные основания для этого. Однако не было установлено, кто именно из сотрудников полиции изъял их. Несмотря на то, что, по мнению прокуратуры, отсутствовало событие преступления, не было доказательств, что у Шенгелии были при себе тогда часы, — говорил свидетель.



Он отметил, что самолично писал жалобу на зампрокурора после того, как возбуждение дела вновь отменили. Его непосредственный руководитель Светлана Зинова поддержала его позицию. Свидетель уверял, что никто из руководства не давил на него.



— На меня никто не оказывал давления при принятии решения о возбуждении дела, — подчеркнул свидетель.



Сторона гособвинения попросила суд огласить несколько документов, в том числе и постановление замруководителя генпрокурора Виктора Гриня об отмене уголовного дела. Судья Олег Музыченко удовлетворил это ходатайство.



Согласно документам, надзорное ведомство не согласилось с позицией Каргальского в связи с тем, что ни один из опрошенных сотрудников полиции Петербурга, включая и бойцов СОБРа, не подтвердил наличие часов у Шенгелии. Из чего был в итоге сделан вывод, что рейдер пытался оговорить стражей порядка, чтобы их дискредитировать.



Защита Максименко в свою очередь попросила огласить сопроводительное письмо руководителя СКР Александр Бастрыкина от 2 ноября 2015 года в Генпрокуратуру РФ. В нем Бастрыкин просит рассмотреть жалобу на отмену уголовного дела. «Полагаю, что постановление Гриня подлежит отмене», — говорится в письме. Таким образом, становится понятно, что доводы Каргальского поддерживал сам глава СК.



Показания также дала Светлана Зинова, заместитель руководителя управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики ГСУ СК РФ — руководитель второго следственного отдела, полковник юстиции. Следователь была немногословна, но вынуждена была признать, что дело Шенгелии находилось на особом контроле в ведомстве.



По ее словам, в материалах дела о похищении часов у Шенгелии было письмо, в котором фигурировала просьба о ходе расследования уведомлять Михаила Максименко, при этом стояла подпись замглавы УСБ Александра Ламонова. Следователи подчинились приказу.


Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.


Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...
Последние новости