Гендер проверят на разрыв: почему прекрасный пол зарабатывает меньше сильного

0 81
0

Да, женщины зарабатывают в среднем меньше мужчин — и не только в нашей стране, но и по всему миру. Но в России ситуация становится лучше, и это не специальная новость к празднику 8 Марта, а устойчивая тенденция последнего времени.



Гендер проверят на разрыв: почему прекрасный пол зарабатывает меньше сильного

На научном языке разница в средних зарплатах женщин и мужчин называется гендерным разрывом в оплате труда (ГРОТ). Так вот, в нашей стране этот самый гендерный разрыв снижается: в 2005 году, согласно данным Росстата, он составлял 39,3%, в 2015-м (последние отчетные данные) — 27,4%. То есть именно на столько средняя зарплата женщин была меньше средней зарплаты мужчин.



В Евросоюзе за 2006–2015 годах ГРОТ тоже снизился — с 17,7% до 16,4%. Как видим, здесь сокращение в оплате труда было совсем незначительным — всего-то на 1,3 процентных пункта. Наибольший гендерный разрыв в 2015 году в странах ЕС наблюдался в Эстонии — 26,9%, наименьший — в Люксембурге — 5,5%. Отрицательный гендерный разрыв — когда заработные платы женщин были выше заработных плат мужчин — фиксировался всего один раз: в Словении, в 2009 году, и составлял -0,9%.



Можно было бы предположить, что больший ГРОТ характерен для стран, уступающих по уровню экономического развития индустриально развитым государствам. Однако показатели Германии (22%), Австрии (21,7%) и Великобритании (20,8%) опровергают это предположение.



Международная статистика фиксирует: гендерный разрыв в оплате труда увеличивается вместе с возрастом работников. По всем странам Евросоюза он в среднем возрастает с 11,2% (для работников младше 30 лет) до 17,4% (для работников старше 60 лет).



В России тенденция увеличения разницы в зарплатах женщин и мужчин с возрастом не находит подтверждения. С 20 до 40 лет ГРОТ действительно увеличивается — с 21% до 33%, но после 40 лет начинается снижение показателя до уровня 22–23% в возрасте старше 55 лет.



Такая динамика может быть связана со следующими причинами. В подавляющем большинстве своем женщины рожают детей в возрасте до 40 лет, и на этот же возраст приходится дошкольный период воспитания ребенка, требующий большего внимания и присутствия мамы дома, включая больничные листы, а также сокращение возможности для женщины к обучению в данный период. В течение последнего десятилетия пик гендерного разрыва сместился с 30–34 лет (обследования 2005–2009 годов) до 35–39 лет (обследования 2013–2015 годов).



То есть получается, что и сами женщины, и работодатели в большинстве своем не считают, что в возрасте до 35–40 лет надо успешно делать карьеру, стремясь получать зарплату по максимуму. Приоритеты для дам расставляются по-другому. После 40 лет ситуация начинает меняться: работодатели спокойны за женщин, вернувшихся из декретных отпусков и из отпусков по уходу за ребенком; сами женщины тоже в гораздо большей степени готовы отдавать себя работе и профессиональному росту, так как дети уже подросли.



Важно отметить, что гендерный разрыв в оплате труда сокращается с пика в возрасте 35–39 лет (33%) до 55–59 лет (22%), дальше он остается примерно на этом же уровне. По достижении пенсионного возраста многие представительницы прекрасного пола начинают «дорабатывать», рассматривая зарплату в качестве весомой прибавки к пенсии. С другой стороны, работодатели тоже это понимают и потому не особо склонны повышать оплату работы женщин старших возрастов.



У мужчин же по достижении 55 лет полноценная трудовая жизнь еще продолжается, хотя и они чувствуют на себе особенности предпенсионного возраста. В любом случае, в таком возрасте гендерный разрыв в пользу мужчин уже не уменьшается.



В Европейском союзе наибольший разрыв в оплате приходится на возраст старше 65 лет, что отражает ситуацию на рынке труда с большой вовлеченностью женщин всех возрастов, с минимальным перерывом в занятости женщин при деторождении.



Данные Евростата говорят об очень небольшой длительности перерыва в работе женщин в связи с рождением ребенка. Он составляет в среднем менее 1 месяца в Словении, в других странах бывшей Югославии, на Кипре, в Норвегии, в Португалии и Дании. Дольше всех в ЕС порядка полугода находятся с детьми дома мамы из Эстонии, Словакии, Австрии, Швеции, Румынии, Венгрии, Чехии.



В России же, в соответствии с данными Фонда социального страхования РФ, такой перерыв в работе в среднем составляет порядка 9 месяцев. А если учесть, что часть женщин делает более длительный перерыв без потери рабочего места до трехлетнего возраста ребенка или с потерей рабочего места после трехлетнего возраста ребенка, то средняя оценка перерыва в работе сдвигается до одного года и двух месяцев.



То есть получается, что на Западе женщины практически не теряют время, связанное с рождением ребенка. Они продолжают делать карьеру, заниматься профессиональным ростом, поэтому пика гендерного разрыва в оплате труда, приходящегося на наиболее детородный и чуть поздний возраст, там нет. Зато более значимы другие обстоятельства, в результате действия которых наблюдается увеличение гендерного разрыва с возрастом.



Пик ГРОТ в странах ЕС приходится на самый старший возраст. Причиной может являться то обстоятельство, что гендерный разрыв наиболее высок для лиц с наибольшим уровнем оплаты труда и занимающих наиболее высокие должности, которые, как правило, достигаются с возрастом. Очевидно, для многих стран Евросоюза этот фактор оказывает решающее значение и преобладает над снижением активности женщин на рынке труда в наиболее детородном возрасте.



В странах с высоким уровнем воздействия профсоюзов на рынок труда и в странах, где существует минимальный размер оплаты труда, ГРОТ ниже. Механизм влияния уровня минимальной заработной платы на гендерный разрыв в оплате труда прост. Он, в частности, отражает наличие мужских и женских профессий. Причем традиционно женские профессии в большинстве стран относятся к сфере образования, медицинского и социального ухода, где уровень заработных плат невысок. Установление минимального уровня оплаты труда или его увеличение повышает защищенность групп населения, занятых в низкооплачиваемых сферах, большинство из которых женщины.



Теперь вопрос: мешает ли разрыв в оплате труда женщин и мужчин росту экономики? Казалось бы, напрашивается такой ответ: «Ну, конечно, мешает, тем более что очевидна долгосрочная тенденция: по мере развития экономики ГРОТ сокращается». Однако уж простите меня, дорогие женщины, но явной взаимосвязи между динамикой темпов роста экономики и гендерным разрывом в оплате труда не выявлено. Соответствующие исследования МВФ, Всемирного банка и ряда ученых подтверждают этот вывод.



Объективные факторы (отраслевая принадлежность, разница физических возможностей и пр.) в оправдание того, почему сохраняется разрыв в оплате труда женщин и мужчин, есть. Но только они, как показывают соответствующие эконометрические исследования, не могут объяснить этот разрыв в целом. Так что налицо не что иное, как дискриминация женщин. То есть при прочих равных женщинам платят меньше только потому, что они женщины. Несправедливо? Еще как! Тем не менее отмечаем, что несправедливости этой постепенно становится меньше.



Ну и в заключение хотел бы высказать свою сугубо субъективную и сугубо мужскую точку зрения. Пусть мужики получают больше — на немного, но все-таки больше. И дело тут вовсе не в каком-то гипотетическом преимуществе сильного пола над прекрасным. Просто, мне кажется, надо, чтобы мужчины чувствовали свою большую ответственность за благосостояние семьи — а то у нас и так с этим проблемы, а уж если женщины станут основными добытчиками, будет совсем кисло.


Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.


Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...
Последние новости