Русский акцент – как смешанные семьи в Норвегии сохраняют знание языка

0 89
0
Русский акцент – как смешанные семьи в Норвегии сохраняют знание языка

ТРОМСЁ (Норвегия), 3 мар, Анастасия Яконюк. Тромсё на севере Норвегии – во многом "русский город": студенты приезжают сюда на учебу в крупнейший заполярный университет, ученые – для проведения полярных исследований, моряки здесь меняют экипажи и ремонтируют суда, одинокие россиянки находят норвежских женихов. Русская община Тромсё, пожалуй, — самая многочисленная на севере королевства, здесь многие стараются сохранить язык и традиции и делают все, чтобы дети больше знали о культуре страны своих родителей.


Баренцева миграция


Вероника Звороно приехала в Норвегию больше 20 лет назад – как сама говорит "по большой любви". В королевстве родились двое ее детей, сегодня она преподает математику, физику и обществознание в норвежской школе. Трудности адаптации и интеграции ее практически не коснулись: Вероника вспоминает, что приняли ее доброжелательно, во всем помогали и поддерживали.


Много лет назад одна стала одной из активных участников российско-норвежского общества города Тромсё – самого крупного на севере страны. "Последнее время приезжает много русских. Во-первых, много студентов, некоторые из них остаются после учебы – находят любимых или работу. Здесь есть целая "колония" из Архангельска – это люди, которые вместе учились, кто-то у кого-то преподавал", — рассказывает Вероника.


По официальной статистике, в городе с более чем 60-тысячным населением проживает около 600 русских. Своему "русскому акценту" Тромсё во многом обязан Баренцеву сотрудничеству. В 1995 году был образован Баренцев регион, в который вошли северные провинции Швеции, Норвегии, Финляндии и России, тогда появилось много совместных проектов, программ обмена, налаживались личные контакты. В конце 90-х многие северяне из российской части Баренцева региона отправлялись на поиски лучшей жизни к соседям.


"Я думаю, что уезжают в основном энергичные люди, у которых есть достаточно сил, чтобы подняться и начать все заново. Поэтому приехав сюда, отучившись, многие зарекомендовали себя, нашли работу, создали семьи", — считает Вероника. Сама она столкнулась с серьезной трудностью – имея два высших образования в России, в Норвегии она "потеряла" два года, и ей пришлось доучиваться и подтверждать свой статус в королевстве.


"Вот это было очень обидно – почему не засчитали образование полностью. И я знаю, что так у многих. Особенно неприятно, когда приезжают образованные высококвалифицированные специалисты", — рассуждает русская норвежка. Впрочем, объясняет она, прежде всего это касается тех, кто отправился в Норвегию за личным счастьем, у приглашенных специалистов карьера складывается проще.


"Гномики", "Веснушки", "Солнышки" и "Ладушки" — в названиях групп по изучению русского языка чувствуется отзвук советского детсадовского детства. Вероника смеется – как-то сами собой появились эти названия, да и придумывать их приходится все чаще. Много лет назад первая маленькая группа изучающих русский язык встречалась по домам, дети сидели у мам на коленях, все друг другу понемногу преподавали, как могли.


Теперь в детском клубе русско-норвежского общества больше 70 детей разного возраста, русский язык и культуру преподает профессиональный педагог. Причем за партами местной школы, которая любезно выделяет помещения для клуба по выходным, сидят дети не только из семей, где один из родителей – русский.


"У нас есть одна полностью норвежская семья. Кроме того, выходцы из бывшего Советского Союза часто позиционируют себя как русские – это литовцы, чеченцы, украинцы, белорусы, ингуши. Они себя считают русскими, считают, что детям нужно развивать русский язык. В этом году к нам пришла сербская семья – они встретились с нашими членами общества в церкви и посчитали, что они ближе всех к русским, и захотели, чтобы дети смогли выучить язык", — рассказывает Вероника.


Она признается: всего одного занятия в неделю ничтожно мало, чтобы дети в совершенстве овладели "великим и могучим", выучили последовательность царей на престоле и перечитали всю русскую классику. "Целью было, прежде всего, поддержание русского, его развитие, связь с литературой, культурой, искусством. Кроме того, у нас еще есть один проект – это чтение вслух русских сказок в библиотеке. Этим занимается тоже русская женщина", — говорит Вероника. Общество сотрудничает и с русско-норвежским театром, где спектакли ставит профессиональная актриса из России.


/ Bruno Jargot / Город Вардё в ФиннмаркеНи для кого не секрет, что не все дети любят учиться по воскресеньям. Родителям русско-норвежского клуба нужно еще убедить детей, живущих в Норвегии, что русский язык им необходим. Первый довод для малышей – общение с оставшимися в России родственниками. Становясь старше, многие ребята начинают ценить возможность знать еще один язык, что повышает их самооценку в глазах сверстников.


Впрочем, русско-норвежским детям бывает непросто решить вопрос с самоидентификацией – кто они в душе больше – русские или норвежцы. Дочь Вероники, которая свободно, хоть и не без легкого акцента говорит по-русски, решила для себя, что она "человек мира". "Она говорит: моя бабушка живет в Москве, я люблю Москву, но я родилась здесь и люблю все, что связано с этими местами. Многие понимают, что знание языков и культуры важно", — рассуждает Вероника.


За последние годы число детей в клубе утроилось – растет и само общество: здесь становится его членом хотя бы один из родителей, кто приводит ребенка на занятия. По словам Вероники, активисты работают на добровольной основе в свободное время. "Многие, норвежские мужья шутят: "мы женаты на русско-норвежском обществе". Так получается, что многие всю семью вовлекают – и мужья, и дети и кого еще только можно вовлечь", — смеется она.


Без политики


Вероника уехала из России больше 20 лет назад. Больше всего она скучает по маме, оставшейся в Москве, старается поддерживать контакты с бывшими сокурсниками и оставшимися в России друзьями. "Я быстро освоилась в Норвегии – пожалуй, сразу, как появилась работа, дети. Я приезжала к родителям в отпуск, и они удивлялись – "чего это ты на две-три недели всего, оставалась бы на все лето, ты же домой приехала". Но я отвечала, что у родителей мне хорошо, но дом мой теперь там, в Норвегии", — рассуждает Вероника.


Она признается, что скучает по Москве своего детства, которую, впрочем, почти не узнать в современном облике. Она близко к сердцу принимает события последних лет, когда Россия и Европа "охладели друг к другу", когда растет политическое напряжение и пропаганда все больше вмешивается в жизнь и мысли простых людей.


"Мне очень грустно. Я чувствую себя и русской и норвежкой, поэтому все это очень тяжело. Обидно, что везде полуправда — с обеих сторон. И здесь, когда обижают Россию в прессе, – обидно, и там, когда публикуется про нас", — с грустью говорит Вероника. Она уверена – неважно, в какой стране ты живешь, главное в любом обществе – взаимное доверие и уважение, которым не страшны языковые барьеры и разница культур.


© Фото из архива норвежско-российского общества в ТромсёПамятник "В память советских воинов, павших в Норвегии в 1941-1945 гг."
Русский акцент – как смешанные семьи в Норвегии сохраняют знание языка
© Фото из архива норвежско-российского общества в ТромсёПамятник "В память советских воинов, павших в Норвегии в 1941-1945 гг."


Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...
Последние новости