Исследования специалистов: когда грянет очередной экономический кризис

Один за другим выходят прогнозы, посвященные перспективам российской экономики. Один мрачнее другого. Экономика вопреки Росстату или уже остановилась, проваливаясь в кризис, или непременно остановится уже в этом году. Все так серьезно или это сезонное обострение, августовский синдром?

Когда грянет очередной экономический кризис: августовские исследования специалистов

Кризис и август — связка сыгранная. Именно в августе тема нового кризиса традиционно на подъеме. На этот раз на разогреве выступил не какой-нибудь жаждущий славы пророка, мало пока кому известный эксперт, а сам министр экономического развития Максим Орешкин. Он заявил: «Наши оценки говорят о том, что в 2021 году она (финансовая система России. — Авт.) в любом случае «взорвется», мы до 2022 года ее уже не дотянем. Давайте мы сейчас ею займемся, чтобы в 2021 году не бегать обожженными, с криками, чтобы понимать, что делать сейчас для того, чтобы в 2021 году с этой проблемой не столкнулись в полный рост». Так он предупреждал ЦБ о мине, заложенной в росте потребительского кредитования.
Дальше — больше. Институт экономики роста имени Столыпина встретил август исследованием, по которому кризис может состояться не в 2021 году, на который Орешкин отнес «взрыв» финансово-банковской системы, а в текущем 2019 году. Следует уточнить. Рецессия (синоним кризиса) — сокращение экономики — считается состоявшимся фактом, если происходит по крайней мере в течение двух кварталов подряд. Росстат уверяет, что в первых двух кварталах 2019 года экономика малозаметно, но росла. Значит, если верить Институту Столыпина, экономика останавливается, готовясь упасть прямо сейчас. В подтверждение того, что процесс уже пошел, в институте приводят такие данные: по итогам первого полугодия 2019 года количество работников в малом и среднем бизнесе сократилось на 1,6%, а само количество малых и средних предприятий — на 7–8% год к году.

Во всем виновата — это главное в исследовании «столыпинцев» — проводимая правительством и ЦБ экономическая политика. Позиция традиционная: для того чтобы решительно обеспечить рост, нужны налоговые послабления и гораздо более мягкая кредитно-денежная политика. Следует напомнить, Столыпинский клуб, родитель одноименного института, в 2017 году предлагал включить печатный станок и влить в экономику 7,5 трлн рублей, чтобы к 2020 году выйти на ежегодный рост ВВП в 6%. Власть сочла эти предложения не детской, но все же болезнью левизны в экономике.

6 августа стоящая на совсем других идейных позициях Российская академия народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) выпустила очередной мониторинг, из которого следует, что промышленность уже остановилась. По расчетам РАНХиГС, агрегированный промышленный индекс находится на «околонулевом» уровне. Вверх заметно вырывается только газовая отрасль, падение мировых цен на газ стимулировало покупателей к заполнению резервных мощностей. Другие промышленные подотрасли показали, конечно, разные результаты, но в целом обошлось без роста. При этом Росстат, которому РАНХиГС откровенно не доверяет, как известно, показал рост промышленности: в июне, например, он составил нешуточные 3,3%.

Сравнение двух исследований, по-разному политически мотивированных, приводит к печальным выводам. Во-первых, раз такие разные институты приходят к близким выводам, российская экономика и прежде всего промышленность находятся явно на нисходящей линии развития, ведущей в кризис. Во-вторых, в экспертной среде растет недоверие к данным официальной статистики. А это может означать, что база, на которой готовятся те или иные политические решения, «плывет».
И все-таки так ли неизбежно сваливание в кризис? Эксперты, не участвовавшие в названных исследованиях, практически едины в том, что пока свое слово не сказали национальные проекты. Между тем Фонд национального благосостояния уже накопил необходимые по Бюджетному кодексу ресурсы, чтобы начать инвестиционную деятельность. Весь вопрос в том, состоится ли достаточно уверенный инвестиционный старт запуска этих проектов в ближайшее время и разбудят ли госинвестиции и поддержка со стороны государства частных инвесторов. Именно национальные проекты могут переломить отмеченное и Институтом экономики роста имени Столыпина, и РАНХиГС неблагоприятное развитие событий в нашей экономике. Хотя переоценивать их не стоит. Станислав Мурашов из Райффайзенбанка напоминает: долгосрочный эффект от нацпроектов — прибавка всего 0,2–0,3 п.п. к росту ВВП, но надежду на то, что разворот неблагоприятного тренда произойдет, дают именно они. Больше просто некому.

Загрузка...
Загрузка...

x