Жена Удальцова рассказала о его голодовке в больнице

Координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова увезли в больницу из спецприемника, где он отбывал административный арест за то, что «сжег портреты лиц, похожих на лидеров страны» на разрешенном митинге «левых». Политик с вердиктом не согласился и объявил голодовку, его состояние ухудшилось, потребовалась госпитализация. Однако оппозиционер продолжил голодать и в больничной палате. Какие ему это дается и как близкие смотрят на такое поведение Удальцова, нам рассказала его жена Анастасия.

— В каком состоянии сейчас находится Сергей?

— Госпитализировали не в критическом состоянии, но в тяжелом, сегодня (20 августа — А.Р.) он еще точно остается в больнице. Сейчас звонил — продолжают делать внутривенное вливание, еще очень слаб. С врачами я не общалась, если честно — во-первых, он сам звонит раз в день, во-вторых очень много дел и забот на меня свалилось в связи с его арестом — выборы, протесты, опять же надо готовиться к митингу , а еще детей в школу собрать.

— Почему он продолжил «сухую» голодовку даже после госпитализации?

— Я не очень понимаю, почему он должен был начать есть — разве отменили постановление об аресте? Напротив — сегодня задержали еще двоих активистов «Левого Фронта», принимавших участие в одиночных пикетах против незаконного ареста Сергея. Мы вышли сегодня к Администрации президента — представители «Левого Фронта», КПРФ, «Моссовета», женщины пришли поддержать из движения «Надежда России», Нина Останина, Максим Шевченко — полчаса все было нормально, сотрудники полиции вели себя адекватно.. Вдруг явился майор и отдал приказ на задержание.

— Что дальше? Его начнут кормить насильно?

— Не думаю, что до этого дойдет, в декабре 2011 он так же голодал на сухую — тогда дело закончилось госпитализацией и вот такой же внутривенной терапией — глюкозу ему прокапывали.

— Вы как жена не пытались отговорить его от голодовки?

— Нет, не пыталась. Сергей взрослый вменяемый человек, он способен сам принимать решения, равно как и менять их. Я со своей стороны с уважением отношусь как к его решениям, так и к его деятельности, мужеству и последовательности.

— Насколько оправдан шаг с голодовкой, по вашему мнению? Все же это может серьезно отразиться на здоровье…

— В его случае голодовка оправдана как единственный способ выразить гражданский протест против судебного беспредела — к чему, собственно, и приурочена голодовка. Раз его посадили, чтобы не дать возможности участвовать в протестах и предвыборной кампании — значит, он будет протестовать таким способом. Я, со своей стороны, надеюсь, что таким образом удастся привлечь внимание к акциям, всем, кто мне звонит и пишет с вопросом чем помочь Сергею и как поддержать — я говорю: приходите на митинг и приводите друзей, соседей — это будет лучшая для него поддержка.

— Эта история повлияла на его психологическое состояние, все же Сергей не так давно вышел из тюрьмы, а теперь опять оказался хоть и под административным, но арестом?

— Я за него не могу ответить на вопрос о его психологическом состояние, но лично я, навещая вчера его в больнице, никаких перемен не заметила — духом бодр и в намерениях решителен. Да и сам он в Мосгорсуде заявил, что после 4,5 лет по уголовной статье, после СИЗО и колонии, где он провел три года — 30 суток не страшны.

— Дети знают, что происходит, переживают за отца?

— Наши дети сейчас еще на отдыхе у родственников, вернутся через несколько дней — надо будет их в школу собирать. Тяжело все успеть одной, и очень печально, что Сергея не будет ни на праздничной линейке в школе, ни на моем дне рождения, который у меня в этом году совпал с датой проведения акции протеста.

Источник

Загрузка...
Загрузка...