Курбан-байрам в Москве собрал сто тысяч мусульман

21 августа мусульмане всей планеты отмечают Курбан-байрам — праздник жертвоприношения. В Москве больше всего молящихся традиционно собрались у Соборной мечети на проспекте Мира. В этом году самые активные правоверные начали стекаться сюда к 4 часам утра, а к 6.00 весь двор полон народа — сплошь мужчины.

Улица Дурова, Московская соборная мечеть. Именно здесь, у мечети, сразу ощущаешь, сколько в Москве мусульман. Причем верующих и соблюдающих предписания шариата.

От узбеков, киргизов, татар, являющихся атеистами, они отличаются так же, как воцерковленные православные – от столичных прохожих. Прежде всего — традиционной одеждой и прическами. Правда, в православных приходах большинство посетителей составляют женщины, в мечетях — на 100% мужчины (кроме малочисленных сотрудниц лавочек при мечети и Духовном управлении мусульман).

Совсем рядом — блочный советский дом. От мечети его отделяют два монументальных металлических забора. Один из громкоговорителей, по которым транслируют призывы муэдзина и молитвы, “дует” прямо в окна соседям. Утром пятницы, а уж тем более по большим праздникам, жители блочной 12-этажки привычно озабочены. Проскользнут мимо с собакой или из магазина – практически не поворачиваясь. “Да что толку-то”, — машут руками, отказываясь беседовать даже с прессой.

На другой стороне заборов между тем вовсю идет настоящий праздник. Одни люди добрались на метро, другие — наземным транспортом.

— Я год назад приезжал на метро, — рассказывает 48-летний Абдурашид, уроженец узбекского города Термеза, а сейчас московский строитель. — Тогда у меня объект был удобный – в Свиблове. А сейчас приехал на автобусе, получилось дольше. Ну ничего, главное, дошел – это такой большой праздник, надо обязательно быть. А в обычные дни в мечеть не хожу – работы много!

— Я в Москве с 2004 года, — рассказывает уроженец Таджикистана Абдулла. Рослый, с командным голосом и “религиозной” бородой, он не просто прихожанин мечети, а волонтер — один из тех сотен людей, активных мусульман, которые обеспечивают порядок на празднике. Направляет, рассаживает людей во дворики, “проталкивает” словами дальше, вперед, чтобы не создавалась толпа. Люди слушаются беспрекословно.

— Работаю в автобусном парке водителем, — рассказывает Абдулла во время минутной паузы. — То, что я верующий мусульманин, на работе принимают и понимают. У нас вообще очень хороший коллектив. А несколько раз в год приходится обеспечивать порядок, чтобы все было красиво, безопасно и правильно.

Как на любом многотысячном мероприятии, работают, конечно, не только волонтеры. Вот Росгвардия, вот полиция, конная и пешая. “Братья, заранее готовим сумки к осмотру!” — громко говорят волонтеры у рамок металлоискателей. И “братья” готовят. Слушаются. Идут, проходят, показывают. Большинство молящихся вообще не слишком разговорчивы. Может, чтобы не нарушать благоговейного состояния к молитве, а может — по привычке, такие они люди.

Есть три исключения. Подростки держатся стайками с мобильниками наперевес – это глобальное дело, поколенческое. А еще свободно чувствуют себя те гости, что заходят без рамок, по пропускам. Это все люди “непростые” — даже депутатские значки мелькают, например, — и более светские, судя по одежде.

— С праздником, братья! — улыбающийся плотный мужчина в синем костюме и без шапочки подходит к двум своим знакомым в более традиционной одежде и шапочках.

Здравствуй, дорогой! — смеются они. — Что, “цвет настроения синий”?

Хорошо, что не голубой! — находится мужчина. Общий смех. Выходит, что смеяться и на Курбан-Байрам не грешно, как я было подумал.

— Когда спросили Пророка нашего Мухаммада: Пророк, скажи нам, что это за праздник, Он ответил: это сунна (завет. — “МК”.) Ибрагима – Авраама, мир ему. Мы помним эту историю все, не только мусульмане, — рассказывает глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин.

Действительно, Курбан-Байрам – это праздник, который теоретически могли бы отмечать и христиане, и иудеи. В этот день вспоминают, как библейский Авраам (он же Ибрагим — и мусульмане обязательно добавляют: мир ему) из любви и страха перед Богом был готов принести в жертву собственного сына. Однако Господь в последний момент смилостивился и вместо сына принес в жертву барашка.

Так сложилось, что две другие авраамические религии не сохранили память об этом эпизоде священной истории в виде календарного праздника. А мусульмане – да. Кстати, именно от той жертвы Авраама пошел ставший притчей во языцех обычай публично резать баранов на этот праздник. Резали еще несколько лет назад, потом уступил общественному мнению и стали делать это в специально отведенных местах, без посторонних глаз.

— Это наш праздник милосердия, — говорит Гайнудтин. — Праздник гуманизма, солидарности и сострадания. Оказания помощи всем, кто нуждается в поддержке. Поэтому я призываю всех единоверцев, всех соотечественников быть милосердными, сострадательными. Это и есть главный завет нашего Господа!

Голос муфтия — мягкий, доброжелательный. Не таковы его помощники: с достаточным количеством металла в голосе они призвали всех собравшихся выключить мобильные телефоны, соблюдать благоговейную тишину.

А еще – перед началом праздничного намаза – таким же строгим голосом была произнесена проповедь: усердная молитва (и благодарственная, и просящая) делает чудеса. Вот, например, в одной из деревень (где именно – проповедник не указал) в жаркое лето 2010 года, когда окрестности уже заволакивало дымом, люди молились (“делали зикр” — так это называется), и через 15 минут хлынул благодатный и долгожданный дождь.

— Я всего первый день волонтер, — рассказывает 16-летний Чынберди, несколько лет назад приехавший с семьей из Киргизии. — Здесь очень приятно, меня уважают. Хотя работать приходится трудно – я с ночи стою. Но мне это нравится, это хорошее дело.

В мечети Москвы и области в Курбан-байрам 2018 пришло 320 тысяч человек. Из них к мечети на проспекте Мира — 100 000 человек.

Источник

Загрузка...