Странный туризм: у россиян отбивают желание отдыхать на Кавказе

Этот заголовок пришел по аналогии со «странной войной», 80-летняя годовщина начала которой выпадает как раз на эти дни. Напомню, что такое название у журналистов и историков получил начальный этап Второй мировой на Западном фронте, которая была объявлена, но почти год практически не велась.

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Похожим образом обстоит дело и с туристической сферой в Северо-Кавказском федеральном округе. Если не считать этот регион туристическим, то туризм там в принципе есть: объекты, экскурсии, мероприятия, ивенты, инфраструктура, инвестиции, сами туристы в конце концов. Все это в каком-то виде присутствует.

А вот если считать регион туристическим, то можно сказать, что туризма там почти нет. Для этого достаточно взглянуть на рейтинги регионов, входящих в округ. Например, у нас есть национальный туристический рейтинг российских регионов. По его итогам за прошлый год у Северо-Кавказских регионов все плохо. В первую пятерку вошли Москва, Краснодарский край (прежде всего за счет Сочи), Московская область, Санкт-Петербург и Крым. Ставропольский край со своими знаменитыми минеральными источниками, который в рамках импортозамещения позиционируется как достойная альтернатива всяким Баден-Баденам и Карловым Варам, не вошел даже в первую десятку — он одиннадцатый. Из остальных республик Северного Кавказа ни одна не вошла даже в первую полусотню. Дагестан с пляжами побережья Каспия пятьдесят первый, Кабардино-Балкария с Эльбрусом — пятьдесят девятая. Остальные еще ниже. Так что, туризма нет?

Или он все-таки есть? Климатические условия позволяют развивать в регионе туристическую сферу и зимой, и летом. Горный воздух, целебная вода, альпинизм и горнолыжный спорт, местная экзотика. Потенциал, казалось бы, огромен. К тому же регион не нуждается в изобретении какого-то уникального бренда и позиционирования — минеральные воды Кавказа считались популярным местом отдыха и в царское, и в советское время, Кавказские горы — самые высокие в европейской части России, и добираться до них несложно. Домбай, Эльбрус, Казбек — эти названия всегда на слуху у альпинистов.

В одном только регионе Кавказских Минеральных Вод (КМВ), включающем в себя Пятигорск, Кисловодск, Железноводск, Лермонтов, Минводы, имеется 118 курортно-санаторных учреждений, а в настоящее время строится еще 17. Ивенты событийного туризма собирают по несколько десятков тысяч участников. В одном только Железноводске прошли фестивали «Железное сердце» (историческая реконструкция), «Железная грязь» (понятно по названию), «Герой и время» (первый международный кинофестиваль в регионе).

Кстати, один из членов жюри этого фестиваля, журналист Дмитрий Михайлин, описал в своем Фейсбуке показательный для нашей туристической отрасли случай, который хочется здесь привести без купюр.

В гостиничном баре участники фестиваля из Японии, Ирана, Австрии, Италии, Бразилии и прочих стран требуют «локал бир».

— Нету локал, — разводит руками официант. — Только чешское.

Притом что тут в каждом городке производят свое, и весьма недурное пиво.

— Локал вайн? — со слабой надеждой спрашивает мексиканец.

— Франция, Чили, Испания, Аргентина.

Все кроме русских вин. И это на Кавказе, среди местных виноградников. Апофеоз абсурдности — только «Бон Аква» в одном местном кафе. В Железноводске. На Кавказских Минеральных Водах. «Бон Аква». Когда же мы, наконец, поймем, что нет ничего круче, правильнее, моднее, чем местное! Чилийское и «Бон Аква» на русском Кавказе — это для лохов.

Конец цитаты. Подобными способами наш нынешний туристический маркетинг превращает наши действительно уникальные и неповторимые места во вторую и второсортную Турцию с массой отелей «все включено», где люди спят, пьют, едят и загорают. В итоге большинство едет по туристическим местам России с такой же целью, как и в Турцию: отключиться от рабочих будней, получить универсальное и усредненное кулинарно-алкогольное меню, возможно с перспективой, что обычный тур перерастет в алкотур.

Но вернемся к более глобальным проблемам. Выше я упомянул про семнадцать строящихся санаториев вдобавок к сотне с лишним имеющихся. Однако, когда их простроят, неразрешимым вопросом может стать подключение к коммунальным сетям. Они изношены и перегружены. На модернизацию необходимо порядка 32 миллиардов рублей, которые взять негде, кроме как попросить у федералов.

Уровень рентабельности предприятий отрасли составляет порядка 4%. Да, это не наркоторговля и не нефтепереработка. Инвестиции в комплекс характеризуются длительной отдачей и доходностью, которая значительно ниже ставок коммерческого банковского кредита. В Ставрополье в этой ситуации не нашли ничего лучше, чем попросить господдержку для привлечения кредитов санаторно-курортными организациями своего края в рамках федерального проекта «Экспорт услуг» и национального проекта «Международная кооперация и экспорт». Конечно, это заслуживает похвалы за креативность, но где экспорт, а где российские курорты Северного Кавказа?

Такая изворотливость вызвана тем, что предыдущие государственные деньги уже потрачены без особой пользы. Провальной идеей уже можно уверенно назвать особые экономические зоны, на создание которых государством были выделены миллиарды рублей. Эффективность выполнения инвестпрограммы «Курорты Северного Кавказа», включающей в себя шесть особых экономических зон, Счетная палата в минувшем году оценила на уровне 50% при полном освоении средств.

Впрочем, звучат и рапорты об успехах. Власти Ставрополья констатируют рост турпотока на 5% за полгода. Много это или мало? В планах Ростуризма до 2026 года, в реалистичности которых есть большие сомнения, фигурирует увеличение доли отрасли в полтора раза. В деньгах это получится около 30 миллиардов долларов. По сравнению с 19,5 миллиардов, заработанными Россией на туризме в позапрошлом году. Тогда это составило 1,2% ВВП.

Отметим, что за тот же год вклад туризма в экономику США составил $506 млрд, или 2,6% ВВП. $402,3 млрд тогда же принесла туристическая отрасль китайской экономике, что составило 3,3% ВВП. Среди стран-лидеров наибольший вклад в экономику дал туризм Италии — 5,5% ВВП, или $106,8 млрд, так что отстаем мы лет на двадцать минимум. И не наверстаем, если существенно не изменим нашу политику в этом вопросе.

Что нужно менять? Прежде всего доступность наших курортов для наших людей. Доступность и в возможности добраться до них, и «потянуть» отдых финансово. Необходимая мера — удешевление авиарейсов, чтобы путешествие самолетом перестало быть роскошью. Для этого нужно пойти на такой серьезный шаг, как отмена НДС на все внутренние авиарейсы без ограничения срока действия. Да, это приведет к недополучению бюджетом до 60 млрд рублей, зато позволит увеличить пассажиропоток более чем на 250 млн человек в течение последующих 12 лет. А в 5-летней перспективе эта должна увеличить производство добавленной стоимости до 4 трлн рублей и обеспечить людей возможностью доступного и качественного отдыха.

Мы живем в самой интересной и многообразной стране на планете Земля, где есть полюс холода и субтропики, горы, моря и океаны, уникальные исторические памятники и неповторимая природа. Где к тому же ходит рубль и все говорят по-русски. Где же еще развивать внутренний туризм, если не у нас?!

Источник

Загрузка...
Загрузка...