Война за касаток: как сахалинские волонтеры борются с браконьерами | Информационное Агентство "365 дней"

Война за касаток: как сахалинские волонтеры борются с браконьерами

Волонтерство обычно представляется сугубо мирным и безобидным занятием. Но далеко не всегда это так.

Зачастую волонтеры оказываются на передовой линии войны с беззаконием и получить поддержку могут только от журналистов.

Именно в такую ситуацию попали сейчас «Друзья океана» — волонтеры Сахалина, оказывающие помощь морским млекопитающим, косаткам и тюленям.

На прошлой неделе волонтерская организация «Друзья океана» отправилась в общественную экспедицию, которая будет отслеживать отлов косаток на Сахалине. Цель — мониторинг процесса отлова, выявление методов отлова, сбор фото- и видеоматериалов для общественного информирования.

Фото и видео необходимы, потому что общественность, ученые, правоохранители и законодатели достоверно не знают, как на самом деле происходит отлов косаток.

Непосредственные участники таких мероприятий помалкивают. Но в Интернете есть несколько интервью западных рыбаков, участвовавших в свое время в подобных отловах, они рассказывают, какое это жуткое, кровавое варварство.

Ловцам нужны только молодые косатки — до двух лет. Если они старше, их уже не получится приручить к жизни в неволе. Но поскольку косатки всегда ходят стаями, невозможно отделить от стаи подростка и поймать только его одного. Поэтому обычно всю стаю отслеживают с самолета и сверху сбрасывают на нее сеть. Кто-то из сети вырывается, кто-то запутывается и погибает, кто-то сражается. Ради одного добытого подростка косатки (их можно отличить по цвету, они гораздо светлее взрослых) ловцы убивают несколько его родичей.

Цены на косаток очень высокие — до 15 млн долларов. Это одни из самых умных животных в природе, обладающих очень высоким интеллектом. Их дрессируют голодом — не дают косатке еды, пока не выполнит трюк, чтобы потом они выступали в дельфинариях и приносили прибыль.

Примечательно, что коммерческая добыча косаток формально запрещена с 1982 года решением Международной китобойной комиссии. Но в России косаток и белух разрешается добывать в научно-исследовательских и культурно-просветительских целях.

Выделяется на год квота, ее получает несколько коммерческих фирм, они нанимают ловцов, а отловленных животных продают потом в океанариумы и дельфинарии. Причем не только в российские. За последние пять лет 15 косаток и больше 200 белух были проданы в Китай, а деньги получили коммерческие компании, которым достались квоты.

В дельфинариях и океанариумах морские млекопитающие работают подневольными артистами. Они рабы. Никакой культуры и просвещения в аттракционах с их участием, понятно, нет. Одна чистая коммерция.

Читайте так-же:
Проклятье кремлевской принцессы: история Виктории Брежневой

Науки там нет тоже. Наука в дельфинариях не проходит никаким боком.

Как объяснила «МК» доктор биологических наук Ольга Филатова, на косатках в неволе проводят очень мало исследований, потому что они очень дорогие. Ученых к ним стараются не подпускать, мало ли что. Проведут свои исследования, а косатка потом на представлениях выступать не захочет, разболеется, перестанет приносить прибыль.

Много лет общественники возмущались коммерческими отловами под «культурно-научным» прикрытием, писали письма в правоохранительные органы, и вот совсем недавно Генеральная прокуратура наконец инициировала расследование по делу о незаконной добыче и продаже косаток в Китай.

17 июля 2018 года на сайте Генпрокуратуры появилось сообщение о направлении материалов прокурорской проверки в Следственный комитет для решения вопроса об уголовном преследовании руководителей четырех коммерческих структур, незаконно продавших семь косаток в Китай в период с 2012 по 2015 год и причинивших, таким образом, ущерб России на 270 млн руб.

Несмотря на это, новые отловы не запретили. В этом году будут пойманы и перемещены в океанариумы и дельфинарии 13 косаток — это общий допустимый улов косаток в Охотском море, утвержденный на текущий год.

■ ■ ■

Косаток отлавливают в Хабаровском крае, в заливе Николая, с середины лета и до сентября. В это время в залив приходит рыба, которой кормятся косатки. В начале осени рыба уходит в океан, и косатки уходят за ней, покидают залив.

Экспедиция «Друзей океана» работает в самый разгар отлова.

«Эта экспедиция очень важна, так как общественность уже много лет выступает против жестоких отловов косаток и белух в России, но отловы продолжаются из года в год. Мы надеемся, что общественный контроль отловов повлияет на ситуацию, ведь до этого никто не проводил подобную работу, поэтому о реалиях отловов мало что известно, — заявил руководитель экспедиции Вячеслав Козлов. — Наша цель — мирное наблюдение за происходящим. Мы будет вести фото- и видеосъемку процесса отлова, которая станет достоянием общественности».

Волонтеры выдвинулись 30 июля из Южно-Сахалинска и на «КамАЗе» доехали до села Некрасовка — оно самое близкое к местам отлова. Там они поставили лагерь и собрали катамаран, чтоб дойти на нем до залива Николая.

Катамаран и моторная лодка — вот все плавсредства волонтеров. На лодке они собираются курсировать в районе судна отловщиков и вести видео- и фотосъемку происходящего, фиксируя незаконные способы отлова морских животных — если они будут применяться.

Читайте так-же:
В четверг в Москве ожидается дождь

Вторая задача волонтеров — сосчитать и сфотографировать всех пойманных косаток, чтоб впоследствии их можно было идентифицировать по снимкам.

Дело в том, что ловцы очень часто отлавливают больше особей, чем разрешено по квоте. Потом незаконно добытых животных прячут в скрытых от надзорных органов бассейнах — на какой-нибудь закрытой, охраняемой территории. Негласно содержат там на передержке, оформляют для них левые ветеринарные документы и в итоге продают потом куда-нибудь. В тот же Китай.

Член группы «Друзья океана» Валентина Мезенцева сказала «МК», что, вполне вероятно, косатки по квоте этого года уже отловлены. В прошлом году квоты не выделялись, а косаток ловили, и сейчас их владельцы просто ждут того момента, когда на них можно будет оформить документы как на выловленных этим летом.

Будучи в курсе подобных фокусов, сахалинские волонтеры хотят не только зафиксировать жестокое обращение с животными, но и поставить заслон для незаконного отлова.

Такой у них план. Но удастся ли его реализовать?

Если одна косатка стоит 15 млн долларов — представьте, как важно отловщикам ее поймать. И не только отловщикам, но и заказчикам отлова. Им это еще важнее.

Бизнес на морских млекопитающих крайне непорядочный. От людей, которые им занимаются, можно ожидать чего угодно. Поэтому волонтеры заранее оповестили о своей экспедиции местные СМИ, чтоб журналисты взяли ее на контроль.

«Друзья океана» в заливе Николая — одни против ловцов косаток. Их моторная лодка против судна охотников — как моська против слона. Только гласность и публичность могут обеспечить им безопасность. Чем больше народу будет знать, что с ними происходит, тем выше их шансы отснять отлов косаток и выполнить миссию.

■ ■ ■

6 августа в нескольких сахалинских изданиях появилась информация о первых попытках экспедиции вести общественный мониторинг.

В этот день в залив Николая вошло судно «Юрий Швецов», на котором, по данным волонтеров, уже находились две отловленные косатки. Всего на судне было установлено четыре контейнера для перевозки животных. Значит, еще двух косаток планировалось отловить.

Волонтеры на своей лодке подплыли к судну и обратились к экипажу с просьбой дать им осмотреть условия, в которых содержатся животные.

Получили отказ. Но никто ничего другого и не ждал.

После разговора с волонтерами «Юрий Швецов» на быстром ходу стал уходить на юг. Волонтеры в лодке последовали за ним. Видеокамера у них была установлена на высоком шесте — чтоб можно было снять то, что находится на палубе корабля. Отловщики, однако, вытащили брандспойты и приготовились сбить водой камеру и потопить лодку.

Читайте так-же:
Чтобы отменить домашние задания, нужно перестроить всю систему образования

Волонтерам пришлось отступить.

«Друзья океана» не знают, кто заказчик отлова косаток экипажем «Юрия Швецова». Как объясняет Валентина Мезенцева, выяснить это почти невозможно. В открытом доступе данных нет. Маломерные суда отловщиков выходят в море без номерных знаков, они нигде не зарегистрированы.

Дрон, который в тот же день запустили волонтеры, чтоб снять на видео лагерь отловщиков, был обстрелян.

Какой-то мужчина с ружьем открыл пальбу. Дрон чудом уцелел.

Позже к лагерю подошло судно береговой охраны — видимо, привлеченное звуками выстрелов. Волонтеры сообщили пограничникам, что люди из лагеря стреляли по их беспилотнику. Но имеют ли они право на огнестрельное оружие? Имеют ли право стрелять из него по беспилотнику?

Пограничники пару минут пообщались с отловщиками и ушли. Наверно, решили: стреляют — и пусть. Главное, чтоб не в нас.

■ ■ ■

Волонтерский проект «Друзья океана» был запущен на Сахалине два года назад.

Идея родилась в областном турклубе «Бумеранг». Членам клуба неоднократно приходилось в походах сталкиваться с ситуациями, когда морским животным требовалась помощь, — замусоренные лежбища, капканы из пластика, нефте­разливы. «Надо нам организовать добровольную группу экстренного реагирования на такие случаи, — говорили друг другу члены клуба. — Чтоб в этой группе были не просто хорошие, добрые люди, а уже обученные. Знающие, как выручать животных из беды».

А весной 2016‑го случилась беда, подтолкнувшая активистов «Бумеранга» к созданию такой группы. В прибрежной зоне сахалинского города Стародубска четыре косатки оказались зажаты во льдах и не могли выбраться в открытое море. Операция по их спасению длилась два дня.

Уже к осени того же года «Бумеранг» собрал волонтерскую группу помощи морским животным, которую назвали «Друзья океана». Деньгами помог на первых порах местный бизнес — компания «Сахалин Энерджи». А в 2017‑м «Друзья океана» получили поддержку Фонда президентских грантов.

Сейчас «Друзья океана» регулярно помогают морским млекопитающим — тюленям и китообразным, — когда они запутываются в сетях, пластике или выбрасываются на берег.

Чтоб вступить в группу, нужно пройти обучающие курсы волонтеров. Основные темы курса: биология и особенности поведения морских млекопитающих Сахалинской области, безопасность спасателя, организация полевых выездов, механизмы помощи мормлекам в различных ситуациях.

Читайте так-же:
В Мытищах задержали водителя автобуса, сбившего трех пешеходов

У «Друзей океана» открыта круглосуточная «горячая линия». Если кто-то увидел морское животное в беде, он в любой момент может позвонить — и очень быстро волонтеры приедут и окажут животному профессиональную помощь.

«Сейчас у нас обучены 50 человек, — объяснила «МК» Валентина Мезенцева. — Не все одинаково активны. Кто-то предпочитает участвовать в просветительских акциях, кто-то ездить брать пробы. Все вместе собираются, только когда приезжают иностранные тренеры проводить с волонтерами занятия. Они дают очень ценные знания и умения, потому что у них огромный опыт. Там оказанием помощи морским млекопитающим стали заниматься еще 50 лет назад. А в нашей стране эти умнейшие, высокоорганизованные животные с очень высоким интеллектом до сих пор считаются «водным биологическим ресурсом». Как водоросли. Или рыба».

Норма общего допустимого улова на косаток в 2018 году принималась в мае этого года. Во Владивостоке проводились общественные слушания. Выступали и ученые, и общественники. Убеждали, что на вылов косаток необходимо ввести запрет.

Их мнение никого не интересовало. Сами слушания проходили с нарушениями. 27 июля «Друзья океана», клуб «Бумеранг» и «Экологическая эковахта Сахалина» обратились в суд с иском об оспаривании положительного заключения государственной экологической экспертизы на утверждение общего допустимого улова косаток в размере 13 особей в 2018 году.

Уже известно, что судебное заседание будет назначено на осень, когда закончится пригодное для отлова время года. Если суд признает, что норма общего допустимого улова была утверждена незаконно, это ни на что не повлияет — косатки к тому моменту уже будут отловлены.

Или не будут.

■ ■ ■

Мы разговаривали с Валентиной Мезенцевой в среду, 8 августа. По ее словам, на тот момент в заливе Николая воцарилось затишье. Все затаились. «Юрий Швецов» пока ушел.

Вероятно, отловщики ждут, когда волонтеры уедут из Некрасовки. Но вряд ли они сделают это раньше, чем из залива уйдут косатки.

Возможно, им не удастся заснять работу отловщиков и зафиксировать ее на видео. Но только потому, что они не дадут отловщикам работать. Помешают своим присутствием.

Это тоже будет хороший результат рискованной экспедиции волонтеров.

Пожелаем им удачи.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Загрузка...
x