Михаил Рагозин: против Шлеменко или Штыркова не выйду ни за какие деньги

Михаил Рагозин: против Шлеменко или Штыркова не выйду ни за какие деньги

Российский боец смешанных единоборств Михаил Рагозин в разговоре с корреспондентом 365NEWS Василием Коновым-младшим рассказал о тренировках с Александром Шлеменко, дружбе с Иваном Штырковым и вспомнил о своих маленьких и больших гонорарах.

— Михаил, 14 сентября в Екатеринбурге вам предстоит бой со швейцарцем Ясуби Эномото. Можно ли назвать этого соперника одним из самых известных в вашей карьере?

— Если судить чисто по имени, то, наверное, действительно Эномото можно считать одним из самых крутых моих оппонентов, а по уровню — не знаю. Не спорю, что он встречался с серьезными соперниками. Вообще часто бывает, что бои с известными бойцами складываются очень удачно и, соответственно, наоборот.

Михаил Рагозин: против Шлеменко или Штыркова не выйду ни за какие деньги

— Какие бои Эномото вам запомнились? Все-таки он встречался со многими россиянами: Александром Шлеменко, Романом Копыловым, Николаем Алексахиным, Владимиром Минеевым, Альбертом Туменовым, Шамилем Завуровым. Но все это было с переменным успехом.

— Я смотрел за боями Эномото, еще когда был молодым и выступал по любителям. Смотрел телевизор и сам мечтал оказаться на его месте. Могу сразу вспомнить именно бои с Завуровым, Шлеменко. При подготовке к нашей встрече я посмотрел его поединки с Минеевым, Копыловым, Алексахиным.

— С кем-то из озвученных бойцов консультировались перед предстоящим поединком?

— Нет, не советовался. Например, с Колей Алексахиным мы нормально общаемся, и мне знакомые скидывали нарезки с тренировок Эномото в Таиланде. Но я не стал смотреть видео — это не так важно. Важнее внимательно слушать тренера.

— Эномото многим россиянам проигрывал. Вы понимаете, что в случае победы вы получите меньше, чем потеряете в случае поражения?

— Давайте не будем забывать, что он побеждал многих в России. А тому же Минееву Эномото проиграл в близком поединке. Так что это опасный соперник.

— В одном из интервью швейцарец рассказал, какое удивление было у телохранителей Владимира Путина в тот момент, когда он обнял нашего президента. Эта фотография — одна из самых популярных в его Instagram.

— Я это слышал, но фотографию не видел. Ну что могу сказать – молодец (смеется).

«Есть предпосылки для UFC»

— Давайте посмотрим «за спину» Эномото. Каким вы видите дальнейшее развитие вашей карьеры?

— В целом мне нравится, как развивается моя карьера. Но всегда хочется большего. У меня есть цель — после RCC попробовать свои силы в UFC.

Михаил Рагозин: против Шлеменко или Штыркова не выйду ни за какие деньги

— А есть предпосылки?

— Да. Хотя не могу сказать, что мной сейчас прямо сильно интересуются в этой организации. Но есть определенные связи с UFC, и немного отдаленные разговоры о моем потенциальном выступлении в американском промоушене уже велись.

— Видите у себя шансы, например, в бою с чемпионом UFC в среднем весе австралийцем Робертом Уиттакером?

— В последние несколько лет я не вижу непобедимых бойцов. У всех есть слабые стороны, есть свои недочеты. Да, он боец очень высокого уровня, но почему бы и нет? Думаю, шанс есть. Плюс мы тоже не стоим на месте.

-Многих спортсменов, выступающих в RCC на Урале, обвиняют в том, что они являются домашними бойцами, которые не хотят выходить из зоны комфорта.

— А вы посмотрите на это под другим углом. Какие еще есть организации в России? Их не так много. В RCC есть стабильность, дают бои.

— Об этом я и говорю – «есть стабильность, дают бои». И зачем тогда напрягаться?

— Да, в RCC хорошо и комфортно. Но надо развиваться и в будущем постараться попробовать себя за океаном. Но не всем же удается выйти…

Вообще, слышал про высказывание «домашние бойцы». Но я бы не согласился с этим выражением. Нам повезло, что именно в нашем городе сформировалась такая компания, проводятся крупные турниры, создались все условия. Но пять лет назад этого не было. И в начале своей карьеры я ездил по другим городам.

Михаил Рагозин: против Шлеменко или Штыркова не выйду ни за какие деньги

— Вот вы вспомнили про начало своей карьеры. Ранее вы выступали за команду Александра Шлеменко «Новый поток», но позднее перешли в екатеринбургский «Архангел Михаил». Как прошло расставание с прошлым коллективом? Все-таки известно, что Шлеменко вкладывал в вас много сил.

— Тут в продолжение вашего прошлого вопроса — раньше я выступал за Оренбург, Омск, потому что в Екатеринбурге ничего не было. Потом тут появилась новая команда со всеми условиями. И Саша Шлеменко сам все понимал, он сразу сказал, что не будет против. Ну и с появлением такого предложения я сразу позвонил Александру. Он с пониманием отнесся к этому решению, ведь я из Екатеринбурга. Отношения не прекратились, у нас до сих пор хороший контакт. Я очень благодарен Шлеменко. Именно Александр первым начал воспитывать меня как профессионала, именно Шлеменко открыл мне путь в профессиональный ММА.

Я же даже не понимал, как нужно правильно тренироваться. А когда в первый раз приехал в Омск и увидел их тренировку… Они реально пашут! Там тренируются, соблюдают режим не просто во время подготовки к определенному бою, а постоянно!

— Какой главный совет Шлеменко вам запомнился?

— Меня больше поражало его отношение к боям. Он на каждый поединок выходит как на последний. Александр же сам допускает, что физически он не самый сильный и габаритный, но компенсирует это характером и духом. Вот это я у него и перенял. Возможно, я тоже не самый большой и сильный, но если ты заражен, у тебя есть характер, то можно выйти хоть против Уиттакера, Джона Джонса, и победить.

— Недавно Шлеменко проиграл американцу Крису Ханикатту.

— Но до этого у него было два хороших, удачных боя. Александр всегда бьется с сильными соперниками, которые не на контракте в UFC и Bellator. Я думаю, что заканчивать ему еще рано. Он сделает правильные выводы, и точно порадует российскую публику. А может быть — и не только российскую. Я бы хотел посмотреть на Александра в UFC.

— Если пофантазировать и представить ситуацию, что вам предложили выйти в октагон против Шлеменко…

— …Я бы никогда не стал драться с Александром! Ни за какие деньги! Это мой тренер, который учил меня.

— Как вы смотрите на его общественную деятельность? Я имею в виду его антиалкогольную кампанию.

— Он говорит правильные вещи для общественности, но у каждого есть своя голова на плечах.

— От вашего учителя хотел бы перейти к вашему другу Ивану Штыркову.

— Да, мы с ним давно знакомы. Познакомились еще до старта наших профессиональных карьер. Ваня выступал по любителям в самбо, показывал высокие результаты. А я был одним из первопроходцем ММА на Урале, выступал по любителям в ММА. И тогда только создавался Союз ММА России Федора Емельяненко.

И Ваня в то время работал в органах и хотел заканчивать со спортивной карьерой, тренировался для себя. Но ему захотелось немного разнообразия, и он начал тренироваться с нами. Мы стояли с ним в парах, что-то подсказывали, чему-то он нас учил в борьбе. Ну, вот так и подружились.

Михаил Рагозин: против Шлеменко или Штыркова не выйду ни за какие деньги

— Сейчас фамилия Штыркова звучит в негативном свете.

— Это стечение обстоятельств. В основном все это раздувает пресса. Ничего страшного не произошло, жизнь продолжается.

— А как же ситуация с UFC, в котором он так и не провел ни одного боя и разорвал контракт из-за допинговой истории?

— Да, это факт. Значит, так надо было. Ваня вынесет из всей этой истории определенный опыт. Может быть, это еще не конец, и через пару лет Ваня вернется в UFC. Сейчас он выступает в Rizin, и это тоже хороший вариант — его уже не будут называть домашним бойцом. Плюс ММА в Японии любят.

— Чему у Штыркова можно поучиться?

— Совершенно точно тому, как абстрагироваться от происходящего вокруг. Он особо не читает соцсети. Я видел, сколько у него сообщений в директ… Это ужас — все не перечитаешь. Сколько о нем пишут в прессе, и он реально умеет абстрагироваться, не обращать на это внимания. Это очень правильно. Другой бы на его месте давно мог закончить карьеру.

Михаил Рагозин: против Шлеменко или Штыркова не выйду ни за какие деньги

— Спрашивал про потенциальный бой со Шлеменко, а вы готовы выйти в октагон со Штырковым?

— Точно нет. Столько соперников в России и в мире… Зачем драться с другом или тренером? Это глупость. А драться с соотечественником я считаю нормальным. Это спорт. По любителям ты проводишь против россиян по 4-5 боев в день. И что теперь, не драться? Говорить — давайте жить дружно?

«В молодости работал охранником и разносил почту»

— Вы кажетесь скромным человеком. Но такая черта характера может мешать вашей карьере в ММА.

— Больше вам скажу — с возрастом я становлюсь еще скромнее. В 18-20 лет меня близкие и друзья не назвали бы скромным. Постоянные тренировки, режим – все это дисциплинирует, и уже не хочется тратить силы на вот эти вот лишние эмоции.

Отвечая на ваш вопрос, понимаю, что эта скромность может мешать в карьере. И я, возможно, готов поменяться именно для продажи боев. А меняться самому не вижу смысла. Сейчас популярен трешток. Мне нравится, когда люди подходят к этому с чувством юмора. Хабиб Нурмагомедов хорошо и четко высказывается, не оскорбляя никого, а, наоборот, где-то подкалывая. А оскорбления — глупость.

Михаил Рагозин: против Шлеменко или Штыркова не выйду ни за какие деньги

— А как вас можно вывести из себя?

— Если оскорбить мою семью и друзей. Тут, думаю, любой сорвется.

— Вы уже вспомнили про свою молодость.

— Да, тогда мы позволяли себе погулять, сходить в ночной клуб, подраться там. Плюс я с 18 до 21 лет проработал охранником в ночном клубе. Но чего-то именно трешового вспомнить не могу. Да, были драки, разнимали людей. Но разве этим кого-то удивишь? Сейчас практически каждый боец, рассказывая о своей биографии, вспомнит, что работал охранником. А кем еще работать в 18 лет, когда ты учишься и тренируешься? Нужно же как-то жить. А определенные навыки единоборств уже были. Могу сказать, что с 18 лет я сам себя обеспечиваю. Помимо работы охранником, еще разносил по офисам газеты и журналы.

— Почему вы выбрали именно смешанные единоборства?

— Я с 7 лет занимался рукопашным боем. Хотя какие это тренировки — это, скорее, физкультура. Потом в детстве у меня был тяжелый перелом руки со смещением. Больше года ничем не занимался, а потом начал ходить на бокс, рукопашку. Позднее начал выступать в самбо, боевом самбо.

— Так почему ММА, а не тот же бокс?

— Ну, так я тяготел больше к рукопашному бою, армейскому рукопашному, а там разрешены удары ногами, можно было бороться и добивать. Там правила близки к ММА. Плюс в детстве я смотрел бои Федора Емельяненко, мне было интересно. И я мечтал, что тоже когда-то буду выступать. Но кумира у меня никогда не было.

Михаил Рагозин: против Шлеменко или Штыркова не выйду ни за какие деньги

— Каким был ваш первый гонорар?

— По любителям были гонорары в 3-5 тысяч рублей. Ну что на эти деньги сделаешь? Даже друзей в кафе не пригласишь. Так что мы с пацанами, которые тоже выступали на этих турнирах, ходили просто вкусно покушать. Либо, условно, покупали какие-нибудь кроссовки.

— А когда начались уже серьезные выплаты?

— Я начал свою профессиональную карьеру в 2015 году, и у Fight Nights один раз проходил клубный чемпионат — там за каждый бой платили по 10 тысяч рублей. Хотя это тоже серьезным гонораром не назовешь. Такой стала, как мне показалось, зарплата в тысячу долларов, плюс 500 долларов за победу. Это конец 2015-начало 2016 года. И тогда для меня это были уже деньги. Тогда я начал думать, что этим можно зарабатывать.

По материалам: rsport.ria.ru

Загрузка...
Загрузка...