«Юру и Даню ждало прекрасное будущее». Золотые парни, которых мы потеряли — Информационное Агентство "365 дней"

«Юру и Даню ждало прекрасное будущее». Золотые парни, которых мы потеряли

Семь лет назад в той авиакатастрофе под Туношной мы потеряли не только прекрасных хоккеистов, детей, отцов, братьев и просто любимых людей. 7 сентября 2011 года унесло с собой частичку хоккейного будущего, о котором многие мечтали.

За восемь месяцев до этого молодежная сборная России под руководством Валерия Брагина написала один из лучших сюжетов в истории российского хоккея. Проигрывая в финале канадцам 0:3 после двух периодов, наши парни выдали феерический камбэк и взяли золото.

Дубль Артемия Панарина, шайбы Максима Кицына, Владимира Тарасенко и Никиты Двуреченского до сих пор стоят перед глазами. Как и сияющее от счастья лицо Дани Собченко, который в порыве эмоций кричал в камеру: «Мама, мы – чемпионы мира!».

Вместе с ним в одном звеневыходил на лед его друг – защитник Юра Урычев. После турнира они вернулись домой в Ярославль в чемпионских свитерах и с золотыми медалями, а потом играли за основу «Локомотива» в плей-офф КХЛ, который стал последним для той команды.

Их карьеры только стартовали, но ни у кого не было сомнений, что парней ждет большой успех. Юра и Даня были очень разными, но сходились в одном – оба искренне любили хоккей и мечтали играть в основе «Локомотива». Они добились своего.

О том, как Собченко и Урычев шли к своей мечте, мы поговорили с Леонидом Гладченко, который тренировал их в школе «Локомотива».

– Даню из Киева в Ярославль привез я, – начинает свой рассказ тренер. – Я ведь родом из Харькова, долгое время там работал, и мои друзья-тренеры оттуда подсказали, что в Киеве есть очень интересный и талантливый мальчишка. Я посмотрел на Даню, потом пригласил его заниматься в нашей школе.

При этом мало кто знает, что Собченко мог оказаться в московском «Спартаке». Родители возили его на просмотр в Москву, но красно-белым он не подошел. После этого Даниил поехал в Ярославль, где его хотел видеть Гладченко.

Александр Гуськов: В том «Локомотиве» каждый человек был уникальным

– Он выделялся своими лидерскими качествами – всегда хотел быть первым, – продолжает тренер. – После матчей, как правило, определялся лучший игрок, которому давали приз. Игры идут, а Собченко на площадке всегда был лучше всех. Но нельзя же было его награждать после каждого матча! Поэтому максимум две игры подряд ему давали, а потом – кому-то другому.Даня все время обижался на это. Мне приходилось ему объяснять, что надо выделять и других ребят. Он говорил: «Нет, я хочу все получать!».

Такое рвение Собченко объяснимо. С детства ему приходилось играть с ребятами на год-два старше, нужно было ставить себя в коллективе. К тому же он понимал, что на его родине хоккей не так популярен, поэтому пахал на тренировках, стремился быть лучшим на каждом турнире, чтобы его заметили.

– В играх он был очень настырным. Из-за этого мне иногда приходилось с ним ругаться. Я говорил ему: «Не надо переступать через других мальчишек». Но при этом понимал, что в спорте это нужно. Здесь надо быть где-то понаглее, иначе тебя под себя подомнут. Лидерские качества позволяли Собченко всегда быть на первых ролях. Его замечали скауты, тренеры сборных, – продолжает делиться воспоминаниями Гладченко.

И когда Даниила вызвали в основу «Локомотива», он не потерялся. Оставался таким же уверенным в себе. Одаривал зал своей очаровательной улыбкой во время презентации команды. Его представляли вместе с именитыми новичками Рихардом Зедником и Радеком Бонком. Собченко на их фоне не выглядел стеснительным юниором.

– Когда Даня попал в главную команду, я постоянно спрашивал у Саши Беляева: «Ну, как там Собченко?» – рассказывает тренер. – Первое, что мне он рассказал, была история о том, как Даня подошел к одному из матерых игроков и сказал: «У вас, конечно, очень хорошая карьера, но ваше время подошло к концу. Теперь я буду в этой роли, только буду играть лучше вас». Вот этот его девиз: «Я – лучший, я ничего не боюсь, я всего добьюсь» – очень сильно помогал ему. Благодаря этому качеству он к своим годам добился многого. Уже в 18-летнем возрасте, будучи в первой команде «Локомотива», он выделялся нестандартными решениями, хоккейной мыслью – это его отличало от сверстников, – рассказывает Гладченко.

В основе «Локомотива» Даниил заиграл при Кари Хейккиля и уже во втором матче в КХЛ против «Нефтехимика» отметился голевой передачей на Александра Галимова. Но для первого гола Собченко потребовалось чуть больше времени. Когда он забил в домашней игре против «Барыса», то разогнался и от радости прыгнул на борт так, что чуть не вынес защитное стекло. В этом и был весь Даня – на льду он превращался в ураган.

– В жизни он был очень добрым мальчишкой, где-то податливым, – рассказывает Гладченко. Это на льду прорывалось его «я». А так, в коллективе у него всего было нормально, он со всеми дружил. 

Во всем, что касалось хоккея, Собченко был бескомпромиссным. Он всегда говорил, что думает. Чего только стоит его монолог после четвертьфинала МЧМ-2011 против сборной Финляндии.

– Сами Ватанен перед игрой сказал, что они нас обыграют? Пусть теперь смотрит на табло (Россия выиграла 4:3 – Прим. ред.). Я вообще финнов ненавижу. Был у меня финский тренер Кай Суйкканен– привет ему огромный, кстати, – на эмоциях выпалил Даниил. 

Суйкканен продержался в «Локомотиве» чуть больше трех месяцев и запомнился тем, что команда при нем играла в бесшабашный хоккей. При этом он в упор не хотел замечать Собченко и практически не давал ему шанса проявить себя. Даниил реагировал на это очень эмоционально.

– Во время игр он мог быть вспыльчивым, иногда у нас случалиськонфликты, – продолжает Гладченко. – Были ситуации, когдав воспитательных целях я не ставил его на игры. После этого мне звонил его отец Евгений и говорил: «Дмитриевич, я тебя очень прошу, ну ты накажи его чем угодно: заставь бегать, прыгать, кувыркаться, баулы таскать, но только не наказывай игрой. Для него это просто смерть».

В своем первом сезоне в основе «Локомотива» Собченко забросил пять шайб, что являлось очень неплохим результатом для 18-летнего игрока. Тренерский штаб не перегружал его ответственностью и дозировал игровое время. При этом в клубе почти все сходились во мнении, что у Даниила прекрасное будущее. 

– У Дани каждый год было бомбардирское соревнование с Максом Зюзякиным, – вспоминает тренер.Так получалось, что Собченко всегда чуть больше забивал, а Зюзякин отдавал. Иногда Дане мешала жадность, в эти моменты я ему говорил: «Вот здесь ты мог отдавать на партнера и был бы гол, а ты полез сам, упростил ситуацию, и тебя переиграл вратарь». Он мне начинал объяснять: «Я сам хотел забить, заработать очко». Приходилось объяснять: «Ну, ты же центральный нападающий, должен видеть площадку, не жадничать, а разыгрывать шайбу, подстраховывать партнеров в обороне».  Он слушал и хотел успеть все.

Все мы знали Юру как доброго, улыбчивого парня в жизни и жесткого, неуступчивого защитника на льду. Но в школе «Локомотива» он очень долго играл на позиции нападающего. В оборону его перевел как раз Гладченко.

– Юра всегда выделялся своими антропометрическими данными – был мощным, пробивным. Когда я взяли их год, он играл на позиции нападающего. Они тогда были в девятом классе.Но если тот же Собченко был «игровиком», то Урычев брал в основном силой – старался пролезть по борту, продавить соперника. Получалось, что впереди он действовал простовато.

В моей тренерской практике был случай, когда я перевел Виталия Вишневского из нападения в защиту, и после этого его карьера пошла в гору. Вот с Юрой примерно та же ситуация. Я видел, что он с броском, рослый, крепкий, неуступчивый, по-спортивному злой, играет все время на грани удаления.

Постепенно я начал уговаривать его перейти в оборону. Мне пришлось делать это достаточно долго. Он поначалу очень не хотел, но я решил пойти на риск. Говорю: «Юра, сейчас будет формироваться сборная вашего возраста, мы поедем на турнир в регионы, где будут скауты. Давай ты там поиграешь в защите, посмотрим, что получится». Он сначала ни в какую, но потом согласился. Юра довольно быстро освоил новую позицию, какие-то вещи я ему объяснил. Мы отыграли турнир, приходит список из сборной – Урычев вызван как защитник.

Это дало ему новый импульс. Юра и без того был одним из лучших игроков в своем возрасте, но после перевода в защиту его начали замечать в сборной и в главной команде. Еще бы, рост по два метра, отличный бросок, правый хват– просто мечта.

– Юрка ведь тоже всегда был лидером, – рассказывает Гладченко.Когда пришел Собченко, то хотел, чтобы все его было – и голы, и капитанская нашивка. Но там была выборная ситуация. На должность капитана с ними еще претендовал Зюзякин. И вот они по очереди каждый год становились капитаном, каждый из них побеждать с перевесом в один-два голоса максимум.

У кого ни спросишь – Юрой все восхищались. В первую очередь, его добротой и открытостью. Он был очень стеснительным и воспитанным парнем. На тренировках в основной команде все старался делать так, как говорит тренер, без самодеятельности. Чем заслужил особое внимание Петра Ильича Воробьева, который первым начал привлекать его к тренировкам с основой, а до это работал с ним в молодежке.

Именно под его руководством Урычев сделал большой шаг вперед – почти полностью отыграл плей-офф КХЛ сезона-2009/10, а потом стал одним из лидеров молодежной сборной

– Я в нем не ошибся, – продолжает рассказ Гладченко. – У него всегда было хорошее катание, он внимательно слушал тренера. Конечно, я рисковал, когда предложил ему поменять амплуа, но, видите, как все сложилось. После этого один сбор с молодежкой, второй, потом он уже поехал в Канаду на Суперсерию, а следом и на молодежный чемпионат мира, который они героически выиграли (5:3), уступая канадцам в финале 0:3 после двух периодов.

Почти весь тот турнир Юра отыграл на уколах. Но в каждом матче он выходил в первой паре, играл по 20 минут за матч и набирал очки.

– Очень жаль, что их судьбы так сложились. Ведь оба могли не полететь в Минск, – тяжело вздыхает Гладченко. – Даня вроде бы летел как основной игрок, но были вопросы – не до конца было понятно, сможет ли сыграть Павол Демитра. А у Юры не было шансов сыграть. Мало того, что у него была пятиматчевая дисквалификация еще с предыдущего сезона, так у него еще и палец был сломан.

Другие ребята ему говорили: «Да ладно тебе, оставайся дома, отдохнешь». Он отвечал: «Нет, я поеду с командой, поболею за ребят. Я с ними, хочу быть с коллективом». Поэтому полетел со всеми и даже форму с собой взял, – рассказывает Гладченко.

Юра очень хотел быть с командой и радовался, что его берут с собой. Он понимал, что ему нужно показывать себя перед новым тренерским штабом, выдерживать серьезную конкуренцию, ведь он больше не был лимитчиком. Поэтому всячески стремился доказать, что готов бороться за место в составе, несмотря на болячки.

– Конечно, я могу сказать, что это одни из самых талантливых моих воспитанников. Чемпионами мира просто так не становятся. Но они не остановились на этом, а сразу стали пробиваться в главную команду. Я считаю, что их ждало прекрасное будущее. Они должны были стать основными игроками в «Локомотиве», – с грустью сказал тренер.

Поделитесь с друзьями и знакомыми данной статьёй!

Источник: kareliyanews.ru

Подпишись на канал 365NEWS.BIZ в Яндекс.Дзен
Загрузка...