Загитова не дыня: о своей Алине задумались в Узбекистане

Загитова не дыня: о своей Алине задумались в Узбекистане

Новую эпоху в зимних видах спорта обещают в Узбекистане. В Ташкенте построили «Хумо Арену», в пятницу ее официально ввели в эксплуатацию. Анатолий Самохвалов посмотрел, как тает лед в Средней Азии.

Сваи, краны, летящий щебень, струи бетона во главе с человеком труда в строительной каске. Пафосный саундтрек, олицетворяющий силу духа, сопротивление и итоговую победу — красавица «Хумо Арена» засыпает в весенней ташкентской ночи. Такой промо-ролик создания дворца был просто соткан по эскизам открытия Олимпийских игр или хорошо организованной Универсиады. К слову, режиссером самого открытия арены является немец Ханс Кристоф Мюке, поставивший аналогичные программы летней Универсиады в Китайском Тайбэе и одного из Финалов хоккейной Лиги чемпионов.

Организация спортивной зимы в откровенно летних местах всегда отдает какой-то доброй наивностью, в которой вместо четких планов реализации задуманного часто на первый план выходят лучезарные тосты. Страна, растящая хлопок и плодящая дыни, задумалась о хоккее и фигурном катании.

Но хоккей и фигурное катание в солнечном Узбекистане воспринимаются как нечто невообразимое. Местная Алина Загитова не вырастет как дыня. Ее нужно найти, натренировать, вывести на старт, выгнать прочь, взять с букетом обратно, не придержать в юниорках, поставить с кем-то в стык, настроить психологически, натравить, если нужно.

Местных людей интересовало, сколько потребуется времени, чтобы фактически с нуля воспитать конкурентоспособных узбекских фигуристок. Олимпийская чемпионка 2006 года Татьяна Навка ответила. «Это очень сложный вопрос — понять, за какой период времени можно воспитать Загитову и Медведеву. Но главное — хотеть и желать», — сказала она.

Сам каток чуда не совершит. Как правило, те же фигуристы из «малых» стран тренируются в России или США, а зачастую являются бывшими российскими спортсменами. Без натурализации многим странам в то же фигурное катание просто не пробиться. Да и хоккейный «Куньлунь» не представить в КХЛ с одними китайцами в составе.

Да, есть медиа-героиня недавней Универсиады в Красноярске Захра Лари, фигуристка из Объединенных Арабских Эмиратов, которая тренируется не у известных специалистов, а на катке в Абу-Даби, но и привлекает она интерес к себе исключительно внешними особенностями — хиджабом, в котором кроме Захры не катается никто в мире. Уровень Лари невозможно назвать профессиональным.

Узбекистан хочет быть полноправным соседом для других стран, где есть настоящая спортивная зима. В день открытия «Хумо Арены» местные организаторы говорили о державности. «Новая эра развития ледовых видов спорта», — задала тон ведущая. «У нас есть возможности для того, чтобы стать хорошей хоккейной державой», — поддержал один из чиновников. «Хумо Арена» станет первой хоккейной ареной, которая примет в 2030 году Азиатские игры», — добавил третий спикер.

Легендарный Александр Якушев, прилетевший в Ташкент благословить светлое намерение, похвалил инициаторов, но и двумя предложениями снял с них розовые очки. «Это пойдет на пользу не только узбекскому спорту, но и мировому хоккею», — громко заявил победитель Олимпиад в Саппоро и Инсбруке. «Но вам строить множество тренировочных катков», — обратил он внимание. И ехидная улыбка появилась на лицах, которые представили тренировочный лед посреди пустынного Нукуса.

«Хоккей должен стать массовым, распространяться и развиваться в регионах», — рассказал первый вице-президент местной федерации хоккея. Якушев поддал оптимизма: «В Узбекистане есть опыт хоккея. Существовала команда «Бинокор», которая играла в первой лиге советского хоккея. Наработки есть. А этот дворец только подтолкнет к развитию. Конечно, было бы хорошо, если бы команда заиграла или в ВХЛ, или в КХЛ, потому что это очень важно». О ВХЛ в Узбекистане говорят уже полгода, но будущая команда пока на чертежах и в мечтах.

Впрочем, и зимние Олимпийские игры в летнем курорте Сочи воспринимались поначалу затеей не совсем логичной. Поэтому все памятное всегда начинается с легенды. Хумо — это птица, узбекский символ любви, счастья и свободы.

«Хумо Арена» — дворец многофункциональный, который из площадки для хоккея и фигурного катания трансформируется под шорт-трек и керлинг, гандбол и бокс, другие виды спорта, а также способен стать концертным залом. В пятницу в нем спели Николай Басков, Филипп Киркоров и Дима Билан. Эти люди и в своем творчестве отражали, что «Невозможное возможно», и путем своим жизненным подтверждали, что реализовывать чудеса — штука интересная.

«Большое чудо сегодня для нас, спортсменов, происходит, — призналась олимпийская чемпионка 2006 года Татьяна Навка. — Это радость, что в вашей стране открывается такой прекрасный дворец». Татьяна выразила надежду, что в дальнейшем будет на «Хумо Арене» проводить мастер-классы и делиться опытом с помощью «молодого тренерского состава». В пятницу она и хореограф показали «Щелкунчик» собственного производства.

В какой хоккей должен играть Узбекистан? — спросили чемпиона Альбервилля-92 Виталия Прохорова. «Я играл в советский хоккей. Вот Александр Сергеевич Якушев мне подсказывает», — утвердительно ответил Прохоров, после чего вместо ожидаемых секретов рассказал: «На самом деле хоккей — он один. А дальше есть стили. Североамериканский стиль, который больше уже похож на советский». Прохоров вновь поведал о нужности материально-технической базы, тренерских кадрах, после чего заключил: «А стиль уже выберет сама Федерация хоккея Узбекистана».

А вообще главное сейчас — не стиль, а скорейшее присоединение Узбекистана к КХЛ, дал понять Прохоров. «После Олимпийских игр мы надеемся, что команда из Узбекистана будет участвовать и в Континентальной хоккейной лиге в так называемом среднеазиатском дивизионе», — сказал он без намеков.

«Рад, что в Узбекистане снова возродился хоккей», — заявил с экрана большого монитора двукратный олимпийский чемпион Борис Майоров. Позднее в самом ледовом дворце возрождение символизировали ветераны «Бинокора», а также звезды советского хоккея Якушев, Павел Буре, Валерий Каменский, Алексей Жамнов, которые сыграли импровизированный матч с детской командой «Бинокора».

Саму «Хумо Арену» в день ее открытия заполнили мужчины в костюмах и с флагом Узбекистана на лацканах пиджаков. Женщин было поменьше. Это было видно по очередям на досмотр перед входом во дворец. Журналисты несколько десятков минут жарились на ташкентском солнце в беспорядочной кучке, которая медленно сужалась перед узким проходом на тщательный осмотр с проверкой документов от местных спецслужб. Концентрация мер безопасности была связана с прибытием на арену президента Узбекистана Шавката Мирзиёева.

Но после торжественного выступления президента зрители расслабились «Щелкунчиком» Навки и Петра Чернышева, а затем и завелись по полной программе. «Я горд вести этот вечер в самом солнечном городе мира», — это на сцене появился Николай Басков.

Филипп Киркоров выступил с хитом начала девяностых «Атлантида» и спел «Цвет настроения синий». До оваций по поводу славы «Бинокора» «Хумо Арене» еще далеко, пока же их получал Дима Билан, вышедший на публику со сломанной в двух местах ногой.

«Я с вами без прикрас в цельнометаллической оболочке», — поделился со зрителями певец. Потом «Хумо Арену» поздравляли и звезды местной эстрады, и сам Фаррух Закиров, который между песнями что-то долго вещал на узбекском, а потом и пел на родном. «Учкудук» и «Чайхона» на русском в Ташкенте были, видимо, не в тему. Билан ускакал кузнечиком по ступенькам, Басков после «Шарманки» раздал комплименты президенту Мирзиёеву, а «Хумо Арена» осталась ждать своих часа и участи. Когда будет повод сходить во дворец вновь? Этот вопрос волнует теперь многих.

Добавьте 365News в список ваших источников

Загрузка...
Загрузка...