Интрига «Золотой маски»: сколько наград останется в Москве

0 85
0

Национальная театральная премия «Золотая маска» подошла к своему финишу. В воскресенье, на Новой сцене Большого театра жюри объявит свой вердикт — кто пан, а кто пропал, кто — кум королю, а кто всего лишь брат министру. Сколько заветных «Масок» останется в Первопрестольной, а сколько уедет в провинцию, которая, судя по фестивалю этого года, имеет очень серьезные претензии. Но пока не раздали шедевральный символ работы великого художника Олега Шейнциса «МК», окинув взгляд масочный марафон, попытается сделать свой прогноз. И, надеемся, что он окажется более точным, чем метеорологический.



Интрига «Золотой маски»: сколько наград останется в Москве

Итак, раздел «музыкальный театр». Тенденции: из девяти номинированных спектаклей, только два созданы по партитурам, написанным в XIX столетии – «Фауст» и «Манон Леско», причем последняя — в самом конце века. Три — «Саломея», «Билли Бадд» и «Турандот» — относятся к признанным оперным шедеврам ХХ века, две – «Пассажирка» и «Родина электричества» — вновь открытые работы советских композиторов, а еще две – «Чаадский» и Cantos — и вовсе являются только что написанными текстами ныне здравствующих отечественных авторов. И это не случайно: мы сегодня являемся свидетелями, а кто-то и активными участниками яростного отсечения культурного «хвоста» позапрошлого века, который всячески тянет назад к чему-то прекрасному и светлому, что напрочь не соответствует сегодняшнему мироощущению распада, деструкции, смерти, тотальной иронии и неудержимого стеба в качестве уродливого «позитива».



Оперные фавориты. «Золотая Маска» может уйти в «Геликон» за «Турандот», ибо этот спектакль был лучшим в сезоне по всем показателям – и режиссерским (Дмитрий Бертман) и музыкальным (Владимир Федосеев). Можно даже предположить, что «Турандот» не обойдут наградой и получит ее, скорее всего, Владимир Иванович Федосеев, для которого «Турандот», как это ни дико, стала дебютом в качестве постановщика на российской оперной сцене.



«Маска» за лучший спектакль вполне может достаться «Пассажирке» Екатеринбургской оперы. Здесь будет и поклон в адрес камбэка Моисея Вайнберга, и возможность поддержать не столичный театр, да и спектакль на самом деле того стоит. Хорошие шансы у «Билли Бадда» Большого театра – постановки высочайшего уровня. Если же перевесит чаша «Манон Леско», то будет это несправедливо, хотя Анна Нетребко, свою «Маску» разумеется, получит. Потому что, если этого не произойдет, то будет смешно. А вот Юсифу Эйвазову в присуждении награды может помешать его недавний выход в «Пиковой даме», который не понравился очень многим.



Политика и идеология сегодня для нас важнее, чем кино и цирк во времена Ленина. Поэтому вне всякого сомнения какие-то «Маски» достанутся творческой группе «Чаадского» во главе с Серебренниковым. Невозможно представить себе без наград и Cantos – здесь тоже политика, но больше культурная. Забавная коллизия в композиторской номинации, куда в компанию с передовым отрядом наших авангардистов каким-то немыслимым образом затесался Артем Васильев с милым детским балетом, известный по саундтрекам к фильмам Николая Лебедева и Станислава Говорухина. Может взять награду просто за то, что пишет музыку для людей, а не инопланетян. Но жюри придется выбирать если между очередным бригадным подрядом композиторов «Электротеатра», вторичной скучищей Маноцкова и работой Алексея Сюмака в Cantos. Мы бы предпочли последнего.



Мюзикл как жанр все еще остается в сфере человеческих радостей. Два талантливых молодых режиссера Алексей Франдетти и Филипп Разенков в равной степени могут и должны получить признание за то, что с энергией и охотой развивают этот непосильный для русского театра жанр. Если в жюри перевесит желание видеть мюзикл как сферу музыкального театра, то больше шансов у «Безымянной звезды» Новосибирской Музкомедии. Заодно здесь и Новосибирск бы прозвучал – хотя бы в формате оперетты. Ведь о том, чтобы увидеть в числе номинантов Новосибирский оперный пока его возглавляет Владимир Кехман, какие бы прекрасные спектакли он не выпускал, нечего и думать: в экспертной среде умеют не только поддерживать гонимых и любимых но и гнобить неугодных. А если у судей возникнет необходимость в дополнительных мотивациях, то большие шансы у «Суинни Тода»: Таганку, критикуемую противниками актуального искусства, поддержат, да и сама история о серийном убийце и пирожках с человечинкой гораздо созвучнее современному театру, чем какая-то любовь-морковь.



В области балета в шорт-лист маски попали 7 спектаклей из Перми, Екатеринбурга, Питера и Москвы. А среди балетмейстеров Алексей Мирошниченко, Юрий Бурлака, Вячеслав Самодуров и Илья Живой. «Темной лошадкой» остается последний его балет «Времена года», созданный для Мариинского на музыку Макса Рихтера по мотивам Антонио Вивальди. Его в Москве не показали, однако учитывая то, что лучшим хореографом в прошлом году был объявлен именно хореограф Мариинки Антон Пимонов за свой «Скрипичный концерт №2», а лучшей танцовщицей именно в этом балете стала прима театра Виктории Терешкина, шансов у этого театра в балете в этом году немного. Примерно в том же положении находится и прекрасный спектакль Екатеринбургского театра оперы и балета «Снежная королева» в постановке Вячеслава Самодурова. Заметим, что по числу выдвижений и побед Самодуров — абсолютный рекордсмен «ЗМ», а такие факторы политкорректным руководством «Маски» никогда со счетов не сбрасываются.



Несильны позиции Большого театра с 14-минутным мини-спектаклем Джерома Роббинса «Клетка», которому в этом году минуло уже 67 лет. Спектакль этот нисколько не устарел, но бороться ему с созданными недавно произведениями будет все же тяжеловато. Что, однако, совсем не лишает шансов на победу Анастасию Сташкевич – прима-балерину Большого, выдвинутую как «Лучшая танцовщица»за участие в «Клетке».



Однако главной интригой остается «Золушка» из Перми, ставшая сенсацией: количество общих и частных номинаций, по которым она выдвинута, рекордное — их восемь! Дадут ли ей все или придется делиться — вопрос. Алексей Мирошниченко (выдвинут как лучший хореограф) действие балета на музыку Прокофьева перенес в 1957 год, во время Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. В Большом театре ставят балет «Золушка», где среди канонических героев здесь затанцевали Генсек ЦК КПСС Хрущев, министр культуры Фурцева и великий хореограф Григорович.



Если в решение жюри не вмешаются политические мотивы, которые нередко сопутствуют принятию решений на такого рода конкурсах, то фаворит в балете вполне очевиден — «Золушка» превосходит своих конкурентов. Кроме постановки вполне достойны получения «масок» и артисты Инна Билаш (Вера Надеждина) и Никита Четвериков (Франсуа Ренар).



Сложнее всего делать ставки в современном танце, где за победу борются 7 претендентов, представивших интересные работы. Среди самых ярких спектакль — воспоминание Memoriae Константина Матулевского и Софьи Гайдуковой; балет –медитация, а одновременно и рефлексия о судьбе татарской письменности «Зов начала» (хореографа Марселя Нуриева, режиссера Туфана Имамутдинова и танцовщика Нурбека Батулла); плетения тел в прозрачных белых одеждах, напоминающих переливы ткани в балете «Шелк» итальянца Риккардо Бускарини и челябинского Театра современного танца. А также остросоциальный «Имаго-ловушка» Татьяны Багановой и её «Провинциальных танцев». Кому из них отдаст предпочтение жюри сказать трудно.



Переходим к драме большой и малой. Это самые громоздкие номинации, в которых представлены 14 спектаклей большой и 15 малой формы. В первой состязаются в основном театральные «боги», такие как Лев Додин и Анатолий Васильев, во второй — на Олимп претендует еще и молодая продвинутая поросль.



Неоправданно раздут список режиссеров, претендующих на награды. Их – 29, включая Юрия Бутусова, который, помимо прочего, соревнуется еще и сам с собой: «Дядя Ваня» в Театре им. Ленсовета против «Барабанов в ночи» в Московском театре им. А.С. Пушкина. Как тут не пожалеть жюри, состоящее из слишком разных по своим эстетическим воззрениям людей. Но им вместе придется в бескрайнем море вылавливать золотую рыбку. Не факт, что лауреатами станут те, кто действительно этого достоин, как случается в подобных случаях.



Мэтры не всегда представлены своими лучшими работами, но кто же захочет их обидеть. Как обойти вниманием, к примеру, Льва Додина, вокруг спектакля которого «Страх. Любовь. Отчаяние» в МДТ—Театре Европы сконцентрировано столько взаимоисключающей энергии, противоречивых оценок. Но есть и другой «тяжеловес» — Анатолий Васильев с уникальным спектаклем «Старик и море». А как быть с внушительным списком режиссеров из разных городов страны? Номинантов тьма, причем, настолько разного уровня, что хочется призвать экспертов умерить свой пыл и быть осмотрительными при отборе. Все-таки надо держать себя в руках, ограничиться более или менее вменяемым кругом претендентов, а не включать всех.



А вот список из четырех номинантов от драматургов подводит весьма печальные итоги театральной действительности. К тому же в числе претендентов на победу есть авторы, чьи пьесы хоть и на злобу дня, что, конечно, прекрасно, но абсолютно лишенные художественных достоинств.



44% нынешних номинантов «Золотой маски» приходится на регионы, согласно данным самих организаторов. Географический размах впечатляет, но уровень представленных работ — далеко не всегда. Живых спектаклей не так много, а с мертвыми дело обстоит куда лучше.



Судя по настроениям в театральных кругах, в лидерах в области малой формы оказались «Лондон» Новокузнецкого драмтеатра, «Магазин» из Альметьевска, «Чук и Гек» из Александринки. Хотя некоторые фавориты опоздали со своим рождением лет на десять.


Источник

Похожие новости

Загрузка...
Загрузка...
Последние новости