Как сложилась жизнь у победителей всероссийских олимпиад

0

Победа во всероссийской или международной школьной олимпиаде — это как счастливый билет в будущее. Потому что победители таких олимпиад вне конкурса поступают в лучшие вузы. Или как поцелуй создателя. Потому что для того, чтобы стать лауреатом такой олимпиады, не достаточно лишь усиленной подготовки, сколь скрупулезной она бы ни была, — нужно также иметь особенные способности и талант. Мы решили узнать — кто становится победителями и как складываются судьбы бывших олимпиадников в дальнейшем? И можно ли действительно назвать их баловнями судьбы?

Колорит 90-х: «Программы на олимпиаде по информатике мы писали на листочках»

Лев Евдокимов — дипломант Всероссийских олимпиад по математике, информатике и астрономии 1993–1995 годов. А на Всероссийской олимпиаде по информатике в 1995 году завоевал диплом I степени.

Его папа — моряк, мама — инженер и фотограф. Вначале Лев учился в обычной питерской школе, но когда обнаружился талант к точным наукам, мальчика хотели перевести в физико-математическую. Однако школа была переполнена — поступить тогда не удалось. Зато Льва взяли в известный в Санкт-Петербурге математический кружок в городском Дворце пионеров.

— В то время главное были не деньги, а блат. Блата у нашей семьи не было, мы не из питерской интеллигенции. Отец вообще из деревни. Поэтому в хорошую школу поступить сразу не получилось. Но спустя 2 года занятий в математическом кружке меня рекомендовали в даже еще более престижное заведение — Президентский лицей №239. Но так как в кружке изначально я занимался с ребятами старше меня на год, и учиться, соответственно, хотел с ними в одном классе, мне пришлось сдать экстерном экзамены на год вперед в своей прошлой школе. Так, в 12 лет я оказался в 8-м классе. Я ездил в лицей с окраины на трамвае через весь город.

По словам Льва, между математикой и информатикой с астрономией была огромная разница. По математике в Санкт-Петербурге существуют очень сильные кружки, и в команду на Всероссийскую олимпиаду был жесткий отбор, в который «со стороны» было практически не попасть. А вот по информатике и астрономии в те годы можно пройти в команду практически с улицы, просто показав свой талант.

— Я хорошо помню, как приемам решения задач по информатике я учился, читая листочки с решениями теоретического тура, которые вывешивали после его окончания. Я очень удивлялся, почему другие не смотрят их — ведь эти ответы нужно было применить в следующем практическом туре. Никаких интернетов тогда и в помине не было. В теоретическом туре мы писали программы на листочках, а вот практику показывали уже на компьютерах. Начало 90-х было, мне кажется, очень честным в истории олимпиад, когда люди чувствовали себя свободными и оценивали друг друга непредвзято.

После окончания лицея Лев Евдокимов поступил в Санкт-Петербургский государственный университет на математико-механический факультет. Как дипломанта Всероссийской олимпиады туда его приняли без вступительных экзаменов. С 5-го курса и по сей день он работает в приборостроительной компании и применяет математические алгоритмы на практике. Руководит отделом тестирования систем контроля скорости парковки автомобилей.

В свободное время 39-летний петербуржец активно участвует в городском квесте «Бегущий город». Суть этого соревнования — быстро и любым способом найти городские объекты, заданные организаторами.

Сын Льва очень похож на него, у мальчика широкий кругозор, но будет ли он изучать в дальнейшем точные науки, как папа, пока не определился. А вот на собственную жизнь у Льва есть определенные планы.

— Меня увлекает все, что связано с картографией, может, жаль, что в эту область я не попал. А на старости лет неплохо бы получить второе образование в области архитектуры, но, к сожалению, сейчас на это не хватает времени.

Олимпиадники по-прежнему уезжают из России…

Город Перт находится в Западной Австралии, на берегу Индийского океана. Перт получил известность как «город огней» — все жители включили освещение в момент пролета над ними космического корабля в 1962 году.

Здесь в местном университете учится наш соотечественник Кирилл Суховерков.

…2010 год для барнаульского школьника стал триумфальным — Кирилл победил на Всероссийской олимпиаде по химии в Казани, взял «золото» на Международной Менделеевской олимпиаде в Баку и «серебро» на Международной олимпиаде по химии в Токио.

Еще в седьмом классе он начал участвовать в олимпиадах. Это забирало так много времени, что пришлось перейти на экстернат. Победителя Всероссийской олимпиады без экзаменов взяли на химический факультет МГУ им. Ломоносова. Вуз он окончил с красным дипломом в 2015 году. А после этого поступил в аспирантуру австралийского университета.

— В университете Западной Австралии я нашел группу профессора Джошуа Милна и присоединился к ней, — вспоминает Кирилл. — Задача нашей группы — поиск новых механизмов действия гербицидов. Проще говоря, мы пытаемся контролировать рост сорняков, которые не поддаются воздействию современных пестицидов. Наши разработки помогают фермерам и сельскохозяйственным компаниям. У меня в этом деле чисто научный интерес, как к сложной проблеме на стыке молекулярной биологии, генетики и химии.

Эта тема привлекла молодого ученого и тем, что, в отличие от, например, разработки лекарств, практический результат опытов с пестицидами виден уже через короткое время.

— Пару недель назад мой гербицид взяли на полевые испытания, так что скоро узнаю, как он работает в реальной жизни, — с воодушевлением рассказывает Кирилл. — Испытания проходят на ферме друга нашего профессора. А группа у нас классная. Например, биоинформатикой занимается 57-летний аспирант. Да, не удивляйтесь почтенному возрасту. Он сделал карьеру в IT-сфере, а вот сейчас реализует свою юношескую мечту стать ученым и для этого поступил в аспирантуру. В нашем университете много выходцев из Британии, Германии и США среди профессуры. Про местных могу сказать, что всего 14% австралийцев имеют степень бакалавра, а аспирантов — и того меньше.

По мнению Кирилла, в Австралии очень комфортная жизнь. Действительно, в 2012 году журнал «The Economist» поставил город Перт в своем исследовании на 9-е место самых удобных для жизни городов мира. Стипендии, которую молодой ученый получает от австралийского правительства, ему хватает, чтобы снимать комнату около университета, хорошо одеваться и питаться, делать накопления, а также он бы мог содержать автомобиль, если бы таковой имелся.

— В чем разница между нашим и западным образованием?

— Первое отличие от России, которое бросается в глаза, — это то, что здесь поощряется самостоятельность, а научный руководитель — это просто советчик. Я должен сам ставить научные цели и выполнять их. Поэтому никто не следит за тем, сколько ты времени проводишь в лаборатории. Мой руководитель всегда говорит: «Вы аспиранты, а не лаборанты». Здесь наука финансируется хорошо, и закупки реагентов и оборудования для исследований дешевле 200 долларов даже не согласовываются с руководством — достаточно простого уведомления. Все процедуры по закупкам берут на себя администраторы вуза, а не аспиранты или исследователи.

Ученые на Западе не боятся заявлять о себе и популяризировать исследования: контакт с журналистами — обыденность; красиво оформленный, содержательный и регулярно обновляемый сайт — правило.

Но если сравнивать с обучением в России, то могу сказать, что базовая подготовка (бакалавр, специалист) у нас посильнее, особенно по физике и математике. Однако наше образование не дает достаточно практических навыков, а западное — несколько страдает от недостатка системности.

— Как обычно развивается дальнейшая карьера ученых в Австралии?

— После получения степени PhD — это первая ступень в карьере — человек примыкает к какой-либо научной группе и занимается самостоятельными исследованиями, а также руководит аспирантами, дипломниками и магистрами. При этом поощряется работа в любом другом университете для получения опыта.

Через 5–10 лет работы в этой позиции можно претендовать на получение следующей — Senior Lecturer. Для этого нужно проявить себя как педагога и организатора. Тут уже прилагаются подъемные, чтобы основать собственную научную группу. Например, для одного проекта мои коллеги получали по $50 000 в год в течение четырех лет. Примерно еще через 5 лет вы переходите на следующую ступень — Associate Professor. Высший ранг, Professor, присваивается тем, кто проявил себя не только как успешный ученый и педагог, но и внес общепризнанный вклад в развитие целого научного направления. В Австралии минимальная зарплата для Senior Lecturer составляет от $92 000 в год и может доходить до $175 000 в год для Associate Professor.

По словам Кирилла, для него главное — это продвигаться в профессии и видеть результат своего труда. Чтобы заниматься наукой, нужно выкладываться на сто процентов.

— Я бы хотел продолжить работать в науке, так как в ней есть свобода выбора направлений исследований, режима работы и университетская атмосфера. Впрочем, если я найду интересную работу в какой-либо компании — то тоже рассмотрю предложение. Думаю, что останусь работать за границей: в этом или другом университете, сказать пока сложно.

«Девушкам не нравились ошибки, и я подтянул русский»

Федор Ивлев, серебряный призер Международной школьной олимпиады по математике 2010 года, родился в городе Троицке. После окончания школы Федор поступил в МГУ на механико-математический факультет. И сразу же начал там придумывать задания для олимпиад, участвовать в кружках и студенческих олимпиадах.

— Во время учебы в МГУ было много интересного. Как-то я ездил в математическую школу в Лион. В то время там гремел математик Джон Конвей. Я, мальчишка, набрался мужества, подошел к нему и задал вопрос. Он долго мне объяснял, как он придумал новую структуру в математике, разбирал вопросы на грани математики и философии. Видно было, что Джон Конвей с нестандартным мышлением, человек «с приколом».

Сейчас Федор Ивлев работает преподавателем геометрии сразу в трех школах Москвы — №1329, №1589 и в лицее «Воробьевы горы». А также ведет математические тренинги для взрослых.

— Ко мне приходят люди, у которых нет больших математических способностей. Но им важна математика в повседневной жизни. Например, обращаются руководители различных компаний, которые понимают, что их знаний для управления уже не хватает. Среди моих учеников есть маркетологи, представители индустрии красоты, бизнесмены, биологи, а как-то даже пришла бабушка, мол, хочет позаниматься математикой, чтобы «разработать мозги». Но надо сказать, школьники и молодежь в математике все-таки продвинуты больше, чем взрослые люди.

Опыт участия Федора в олимпиадах не только дал отличный старт его карьере и научил побеждать, но также помог в личной жизни.

— В детстве я поменял несколько школ и даже учился в гуманитарном классе, где мне ставили слабенькую «троечку» по русскому. Когда я подрос и начал строить отношения с девушками, некоторым из них не нравилось, что я писал им сообщения с ошибками, и я выучил, как расставлять запятые. Потом я освоил английский, который потребовался, чтобы изъясняться на международных научных конференциях. Математика научила меня ставить четкие цели — с таким навыком можно изучить все, что захочешь.

Федор пока не женат, и детей у него нет. Но когда они появятся, он бы хотел, чтобы они занимались тем, что им бы по-настоящему нравилось.

— Сейчас все роботизируется, и скоро люди, которые недостаточно компетентны в своей области, просто будут не нужны, все будут выполнять машины. А вот хорошие специалисты в любом деле и в будущем всегда найдут себе работу. Моя мечта — создать по всему миру сеть математических школ, которые бы помогали людям не только изучать математику, но и решать социальные задачи на основе точных наук. Например, как договориться с мужем, коллегами, как эффективнее построить бизнес, как получить прибавку к зарплате и многое другое.

— Не хотите ли уехать за границу работать, ведь там больше возможностей?

— Не до конца понимаю, почему там больше возможностей? Где-то больше, а где-то нет. Наверное, если я пойму, что там для меня будет лучше в той сфере, которая мне интересна, тогда поеду.

«Хотелось бы, чтобы мое изобретение назвали моим именем»

— В седьмом классе меня отправили в летнюю компьютерную школу. У меня просто голова шла кругом: вокруг куча людей, увлеченных программированием, по-настоящему интересные преподаватели… Я остался на 21 день без родителей, но не тосковал, а когда они мне звонили, я им отвечал: «Не отвлекайте, я сейчас очень занят». Эта школа, пожалуй, стала самым ярким воспоминанием моей олимпиадной карьеры, — улыбается золотой медалист Международной олимпиады по информатике 2012 года Максим Ахмедов.

Перед нашим интервью он только что прилетел из Барселоны. Преподавал там информатику у студентов — участников международных сборов по программированию. Время расписано по минутам, но заехать в редакцию все же успел.

— Никогда не был у вас. Очень интересно.

…Максим родился и вырос в Москве, с детства посещал математические кружки и учился в специализированных классах. Дедушка Максима, страстный любитель шахмат, пытался заинтересовать ими и внука, но как-то не пошло. Главным увлечением и страстью Максима стала информатика. Первую программу, которую создал юный пятиклассник, сегодня он вспоминает с умилением.

— Это была такая тучка, из которой лил дождь, и она ездила по экрану вправо и влево. Мне стоило больших трудов создать этот объект. Сейчас, когда я работаю с большими данными, это кажется ерундой, но тогда было настоящим прорывом. В 9-м классе я стал победителем всероссийской олимпиады и тогда уже решил, что должен победить и на международной. Это мне удалось в 11-м классе. Помню, как нас привезли на соревнования в Италию. Она просто поразила меня красотой и уютом. Участвуя в олимпиадах, мне всегда нравилось посещать разные города мира.

После окончания школы Максим поступил в МГУ на механико-математический факультет. На втором курсе подал заявку на летнюю стажировку в компанию Google, и его пригласили в главный офис в Калифорнию.

— В первый день стажеров собрали в огромном зале и рассказали о том, чем нам предстоит заниматься. Потом три дня шло обучение. Ну а дальше каждый выполнял свою задачу под руководством начальника. Мы получали опыт, а компания — наши разработки. Оставаться там на работу я не хотел, так как нужно было закончить образование в МГУ. Хотя на следующий год меня опять пригласили на стажировку. Но в тот момент я уже работал в Яндексе.

Молодой специалист сейчас трудится в отделе распределенных вычислений и хранения и обработки больших объемов данных. Среди его обязанностей — разработка и поддержка инфраструктуры для обработки больших объемов информации, с которыми компания сталкивается каждый день.

Кроме того, он продолжает учиться в аспирантуре, а также занимается разработкой задач по программированию для олимпиад.

— Придумывать задачи непросто. Нужно учитывать не только их сложность, логику, количество времени на решение, но и составить такое условие, чтобы оно было интересным. У меня в школе по русскому была «четверка», теперь приходится работать отчасти и редактором задач: смотреть, не повторяются ли слова, соблюдать правила русского языка. Самые интересные задачки приходят в голову из реальной жизни. Например, заходишь в магазин и видишь, что проходят акции, и тут же в голове рождается условие задачи. К примеру, сколько покупатель сэкономит денег при покупке того или иного товара, зная условия предоставления скидок.

— Каковы ваши планы на будущее?

— Пока я хочу продолжить работу в родной компании и сделать там карьеру. За границу работать уезжать не планирую. Хотелось бы в будущем создать что-то важное для людей, чтобы это изобретение называли моим именем и обо мне все узнали. Мне было бы приятно. Но для этого нужно упорно работать.

Читайте НАС ВКонтакте

Источник

Загрузка...

    This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More